«Поющая танцующая мама»

  • Комментарии к записи «Поющая танцующая мама» отключены
  • 87

Рассказывать об Ирине мы не собирались — до случая, как встретились с ней в Доме культуры п. Вершинного: в тот день мы приехали на интервью с местным умельцем-резчиком по дереву, он из-за личных обстоятельств назначил нам встречу именно в ДК (в связи с этим появилась подспудная мысль о доступности местного очага культуры всем и вся в любое время).

Эта миловидная молодая женщина сначала невольно присутствовала при нашей беседе с народным умельцем — разминуться в небольшом помещении было невозможно, а потом приняла активное участие в разговоре. Она произвела на нас серьёзное впечатление, и мы напросились на отдельную встречу с ней.

Ирина Сергеевна Рошак — директор поселкового Дома культуры. Ей едва сорок, все эти годы никуда не уезжала с семикаракорской земли: родилась в Мечетном, живёт и работает в Вершинном. Ещё во время первого шапочного знакомства она удивила нас редким чувствованием людей, с кем живёт бок о бок уже много лет. А когда разговорились уже обстоятельно, увидели человека действительно душевного и духовно богатого.

— Задолго до нашего Дома культуры я семь лет проработала в соцслужбе, помогала вершинновским старикам, — рассказывает Ирина. — Их у меня было восьмеро. Это сложные времена были, нигде не устроишься. А я люблю работать с людьми, мне кажется, легко нахожу контакт с ними. Поэтому и пошла в соцслужбу. Уходила из дома в восемь утра, приходила к десяти вечера. Время на семью — до часу ночи или совсем рано, до работы. Иногда вожусь на кухне, приходят дети, усядутся и смотрят. Говорю: «Спать идите!». А они: «Ты же не спишь, и мы не спим»… Скучали.

Пусть у вас не создастся впечатление, что я стариками тяготилась — наоборот! С ними просто другие эмоции, вся душа была с ними… Вот парадокс-то: и с моими нынешними «артистами» — тоже вся душа, — смеётся Ирина.

Наша рассказчица имеет серьёзное образование — она юрист с красным дипломом. Однако жизнь всегда всё раскладывает по своим полочкам: Ирине не удалось поработать по специальности — для этого надо было уехать в город, но тяжело болела мама. Иринины родители, бабушки, дедушки — в большинстве своём из Мечетного. Дед, отец папы, Юрий Фомич Растигаев, был потомственным реестровым казаком, слыл заядлым рыбаком. Бабушка, мать папы, Нина Филипповна, жива и сегодня, родом с Украины, всю жизнь трактористкой протрудилась в поле. Она 1940-го года, но в молодости успела послужить в армии — есть в семье об этом её фотография в шинели. Мамины родители, доярка и скотник, нажили восьмерых детей, 24 внука, 16 правнуков. Умерли с разницей в три дня…

Родители нашей Ирины, как и все на селе, работяги: отец, Сергей Юрьевич, по образованию рыбовод-ихтиолог, по «специальности» — тракторист, мама, Наталья Васильевна, имела диплом химика-лаборанта, работала на ферме.

— Нас в семье три сестры было. Я росла птицей вольной, с пацанами водилась, с деревьев нас снимали, по крышам бегали, — продолжала Ирина. — Я в школе ни «отличницей», ни «комсомолкой» не была. Спортсменкой — да, немножко: любила бег, особенно эстафету, выкладывалась на тысячу процентов, чтобы команда победила, на соревнования ездили. А вот в шестом классе меня потянуло «на сцену»: я и в хор записалась, и танцевала, и в театральном кружке впереди планеты всей. После девятого класса, хоть и училась неплохо, поступать в техникум не поехала — нужна была дома, пошла работать в цех сборки ручных культиваторов в Вершинном, два года там «оттрубила».

Приходил к нам в цех молодой человек — Михаил, после армии, интересный, но мне он таковым не казался, я вообще внимания на него не обращала, хоть и появлялся всегда с гитарой — улыбался, добродушный. Друг у дружки спрашивали: «К кому он всё ходит и ходит!». Как-то незаметно выяснилось — к кому. В общем, пошла я с превеликим удовольствием в девятнадцать лет за него замуж. Свадьбу сыграли скромную-скромную, в столовой только семья, родни немного, друзья. На шикарное застолье денег не накопили. Миша, ему сегодня 44, вершинновский, из многодетной семьи тоже, мама — воспитатель, отец служил в ГАИ. Со временем ради собственных детей мы с мужем могли бы уехать из Вершинного насовсем, но тогда пришлось бы оставить маму Михаила, а на такое мы не пошли бы никогда.

«Культурная» карьера Ирины Рошак всерьёз началась с ансамбля «Сладкая ягода» в местном ДК в 2011 году. Не только пела в клубе — танцевала, участвовала в постановках, сочиняла.

— Сколько себя помню, у нас в семье пели все: бабушки, прабабушка с Украины, до сих пор слова всех песен старинных помню и мелодии. Мама с папой частенько вечерами под гитару душу изливали, особенно когда свет на хуторе выключали, что было довольно часто. И мы с сестрами им подтягивали… Мама с папой ещё танцорами были заядлыми: бабушка их в клуб отпускала. А мы — под её приглядом. Но, кстати сказать, они бабушкиной любовью не злоупотребляли: всюду нас с собой брали, на неё, как у многих принято, без надобности не оставляли.

В общем, в нашем ДК я уже 13 лет, а с зимы — заведую. Со мной в штате наша худрук Раиса Алексеевна Трушникова — соратник, смотрим «в одну сторону», она ещё и костюмер-декоратор — со вкусом и фантазией. Любовь Фёдоровна Третьякова, пенсионер, — техслужащая, создаёт нам уют.

Мы разговариваем с Ириной, а от неё энергией пышет, темпераментом. Видно: всё, чем делится, пережито и перечувствовано, произносится с интонациями, но не суетно, не «по-бабски». Веришь, что она живёт и дышит творчеством, находится в центре всех ярких и рутинных событий, увлекает других своим энтузиазмом. В её работе застоя нет: три коллектива — «Задоринки», «Лучики», «До-Ми-Соль» . Для работы с вокалистами окончила курсы по специализации «детский хоровой коллектив». Кроме этого, много времени уделяет этнокультурному проекту «Ариран», с корейского — «песня о любви». Это шесть взрослых женщин от 37 до 52 лет, танцуют в самостоятельно сшитых красивейших национальных костюмах, с объёмными яркими веерами. Кружки по интересам тоже не остаются без внимания: теннис, шахматы-шашки, «Рукодельница».

Минимум два раза в неделю приходят попеть от души. Молодёжь от 14 до 17, двадцатилетние приходят, приезжают — по старой памяти тоже попеть, в теннис поиграть. Со школьниками по «Пушкинской карте» совершили недавно экскурсию по произведениям Пушкина, играли в «100 к одному», «Что? Где? Когда?», «Брейн-ринг».

Я давно сделала вывод: много ума не надо, чтобы собрать в клуб взрослых или малышей, главное — оторвать молодёжь от улицы и безделья. Мы недавно заняли третье место в районном конкурсе культработников «Их будущее зависит от нас». Для себя перефразировала этот девиз как «наше будущее зависит от них» — от молодого поколения, потому и «держусь» за каждого, кто к нам идёт. Мы ведь прекрасно понимаем, что Дом культуры на селе, пожалуй, один из немногих дешевых и доступных источников приятных эмоций: к нам идут отдыхать и радоваться, отвлекаться от повседневных проблем, гордиться успехами своих детей. Где ещё можно сообща культурно пообщаться? Мы ведь не только развиваем людей творчески, но обязательно в этом процессе воспитываем и вкус, такт, дружелюбие, дисциплинированность. У нас никто не оставляет после себя мусор, и на субботники никого уговаривать не надо…

Я рада тому, как складывается моя жизнь, и счастлива, несмотря на тяжелейшие моменты, какие преподнесла мне судьба: болезни близких, жестокие их уходы, предательство — от этих болей не уйти никогда. Но есть семья, каждый из её членов у меня на высочайшем пьедестале. Четверо детей: старшему, Семёну, 21 год, учится в ДГТУ, очень самостоятельный, подрабатывает, чтобы не брать с нас деньги за квартиру; Виктору 20 лет, он служит сегодня по призыву в Севастополе в школе водолазов. Так сложилось, что дочки у нас с одинаковыми именами: Софьи — одна в девятом классе, другая — в пятом. Это наша такая семейная «особенность». Обе абсолютно разные: старшая — усидчивая, прилежная, в художку и в бассейн ездит с удовольствием. Младшая, мы её Соней зовём, пацанка, на ней всё горит, быстрая, ловкая.

Без нашего главного — мужа и папы Михаила — мы никак. Всё на нём держится, потому что знает и умеет всё: сварку, электрику, водопровод — долго перечислять. Ну а отец он просто сумасшедший: дети маленькими и земли, наверное, не касались, с рук его не сходили. Я могу ругать, даже покричать, а папу с полувзгляда понимают. Кто нас знает, так и говорят: «У вас мама воспитывает, а папа любит». Михаил и внутренне содержательный человек, с ним интересно говорить, он много знает и во всём лёгкий на подъём: мы вместе ездим в бассейн, устраиваем в День Победы автопробеги, солдатскую кашу, варим уху. У нас и дома День Победы — самый главный праздник. Новый год, дни рождения, обязательно День матери — все отмечаем только дома, гости к нам идут. На большие семейные торжества, на Пасху особенно, в доме у бабушки собирается наша многочисленная родня — двоюродные, троюродные, самые дальние, даже из Челябинска близкие приезжают — со всеми связи держим. Если я в такие моменты вдруг задерживаюсь, спрашивают: «Где это там наша поющая танцующая мать?». Так по сей день и называют.

P.S. Культурно-досуговая деятельность работников ДК — это отобранное у семьи время и огромный труд, который зачастую незаметен для непосвящённых, — люди видят только конечный продукт: удачное выступление или хороший концерт. Дома культуры в селах называют очагами культуры, и это правильно. Но вот что ставит в тупик — я намеренно перехожу с «мы» на «я», чтобы выразить сугубо личное мнение по поводу «очага»: мне кажется, если сравнивать две эпохи — канувшее в Лету послереволюционное начало 20-го века и сегодняшние уже четверть века двадцать первого, то тогдашние деревенские избы-читальни наверняка выглядели в этом отношении гораздо выигрышнее, нежели «здание», в котором «зажигает звезды» Ирина Рошак…

Елена ШЕВЧЕНКО.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта