подписка

ОН ОХРАНЯЛ ПОСЛА НАШЕЙ СТРАНЫ

15 февраля 2014 | Комментарии к записи ОН ОХРАНЯЛ ПОСЛА НАШЕЙ СТРАНЫ отключены

К 25-летию вывода советских войск из Афганистана

Лисичкин0001

О том, что рядом с нами живут удивительные люди с интересными судьбами, многое повидавшие на своем веку, обычно узнаешь неожиданно. Вот и о специалисте по культуре и спорту администрации Задоно-Кагальницкого сельского поселения А.П. Лисичкине журналистам «СВ» было известно только одно – это активный, неравнодушный человек, которого трудно бывает застать в кабинете. Александр Прокофьевич не только «бумаги перебирает», а постоянно находится в гуще событий, среди своих земляков.

А.П. Лисичкин приехал в г. Семикаракорск, чтобы в честь 25-летия вывода советских войск из Афганистана лично вручить приглашения бывшим воинам- «афганцам» на традиционную встречу в станице Задоно-Кагальницкой. А журналисты районной газеты, узнав, что он и сам является участником тех событий, постарались выяснить побольше подробностей.

Лисичкин в Афганистане0001

— Я не участвовал в боях, подвигов не совершал, так что и писать-то обо мне нечего, — сказал А.П. Лисичкин. – Служил в Афганистане с декабря 1979 года (то есть почти с первого дня ввода туда ограниченного контингента советских войск) по август 1981 года в подразделении специального назначения, состоявшего из офицеров и прапорщиков Закавказского пограничного округа.

Мы выполняли специальные задачи на территории Афганистана, в частности, обеспечивали охрану советского посольства в Кабуле, а также представительств Аэрофлота, министерств и ведомств. Наша группа участвовала в обеспечении контроля за соблюдением комендантского часа, а во время штурма дворца Хафизуллы Амина мы стояли во внешнем оцеплении района. Через некоторое время в Кабул приехал новый руководитель республики Бабрак Кармаль.

Наша группа располагалась в помещении школы (занятий там не было, поскольку обстановка в Афгане была сложной, почти все семьи советских специалистов были вывезены в Советский Союз). Нам выделили три класса, где мы оборудовали оружейную комнату, столовую, спальню. Продукты закупали сами на местном рынке.

В середине 1980 года меня и ещё одного товарища перевели в охрану советского Чрезвычайного и Полномочного посла СССР в Афганистане Ф.А. Табеева. По национальности он татарин, мусульманин. Фикрят Ахмеджанович — человек очень умный, веселый, общительный. Он почти 20 лет руководил Татарской АССР, многое сделал для её экономического и социального развития, достаточно вспомнить строительство крупнейшего в мире нефтехимкомбината и города Нефтекамска, а также знаменитого гиганта автоиндустрии КамАЗа. И в людях он прекрасно разбирался, видел, кто чего стоит.

Ф.А. Табеева уважали и многие афганцы. Он не сидел в посольстве, а постоянно ездил по Кабулу, выезжал в провинции, объездил всю страну, ведь там находились не только наши солдаты и офицеры, но работали приглашенные советские строители, учителя, врачи. А нам необходимо было прикрывать его, обеспечивать безопасность и сохранить его жизнь. Перед выездом проверяли маршрут – можно было нарваться на мину, попасть под пулю снайпера или в засаду моджахедов. Машину посла не раз обстреливали. Если предстояло посетить провинцию, ему выделяли вторую машину с дополнительной вооруженной охраной.

Однажды мы попали в возбужденную толпу афганцев — у них был какой-то сход. Они окружили «Мерседес» посла, в машине находился и я, стали раскачивать автомобиль, чтобы опрокинуть. Кричали : «Аллах акбар!» Пришлось сделать предупредительные выстрелы в воздух. Услышав автоматную очередь, люди разбежались.

В целом служба не была связана со смертельной опасностью, ничего особенного – работа как работа…

Конечно, скромность украшает человека. Но почему-то Александр Прокофьевич не сказал о своем ранении: оно считалось легким, но с годами дает о себе знать. А вот что говорил в 2008 году в одном из интервью накануне своего 80-летия бывший Чрезвычайный и Полномочный посол СССР в Афганистане Ф.А. Табеев:

-Выезжая за ворота посольства, я никогда не знал, вернусь живым или нет. В самом Кабуле могли убить на каждом шагу. Мы с женой написали Михаилу Горбачеву письмо, в котором просили в случае нашей смерти взять шефство над нашими детьми. Бумага лежала в сейфе посольства…

О величине риска говорит хотя бы то, что всем советникам в Афганистане, будь они даже учителя или врачи, выдавались автомат Калашникова, пистолет Макарова, в знак особого статуса — форма генерала афганской армии, да ещё и приставляли к ним телохранителей. Надо учесть ещё и тот факт, что оппозиция и ее закордонные хозяева объявили настоящую охоту за советскими солдатами, специалистами и представителями народной власти. За смерть советского солдата платили 7 тысяч афгани, члена НДПА — 10 тысяч афгани, а за добытую голову жертвы — 50 тысяч афгани. Подбитый танк оценивался в 100 тысяч афгани (около 6 тыс. долларов), самолет — в 1 миллион (средняя зарплата в Афганистане была 3-3,5 тыс. афгани, хлебная лепёшка стоила 12-15 афгани). За похищенных советских специалистов платили до 50 тысяч долларов.

Ежегодно нарастало ожесточение войны.

Видимо, А.П. Лисичкину всё же во многом успешно справиться с боевыми задачами помог опыт службы в пограничных войсках. В Афганистан он приехал не «зеленым», неопытным бойцом, а после двух лет армейской подготовки. Что интересно, после окончания школы Александр выучился на одну из самых мирных профессий – бухгалтера, однако сводить дебет с кредитом в какой-нибудь конторе ему не пришлось. До 1996 года продолжалась его военная служба.

— Конечно, выбрать мирную профессию настояли родители, — признается А.П. Лисичкин. – Не стал им перечить, хотя мне, здоровому парню, специальность бухгалтера казалась «девчоночьей». Был призван в пограничные войска, служил в 1976-1978 годах, остался на сверхсрочную в должности прапорщика. Затем Афган, а в августе 1981 года, ознакомив прибывшего мне на замену товарища с обстановкой и особенностями охранной работы, через Ашхабад приехал в Ростов-на-Дону.

Моей дочери от первого брака было уже два с половиной года. Она испуганно смотрела на моё обросшее щетиной лицо, не веря, что я – её папа, и месяца полтора называла меня «дядя»…

Через полгода для А.П. Лисичкина вновь началась служба, на сей раз – в Гадрутском погранотряде в Азербайджане на границе с Ираном. А в 1983-1986 годах ему вновь довелось охранять советского посла – в далёкой республике Бангладеш. После дежурств работал учителем физкультуры в школе, где училась и его дочь. О той поре остались яркие воспоминания – красивый вид на море, много солнца, горячий песок…

Затем служба в Батумском погранотряде (Грузия). В 1993 году — после грузино-абхазского конфликта — пограничников и их семьи вывезли в г. Сочи. Служил в комендатуре Новороссийского погранотряда, позже переведен в созданный Сочинский погранотряд, где началось строительство погранзастав на бывшей административной границе с Абхазией.

В 1996 году уволился со службы, сказались, видимо, и сложности в семье, усталость от «кочевой» жизни в общежитиях и коммуналках, и общая ситуация в России – не было уже ни той страны, ни прежней армии, в которой А.П. Лисичкин начинал служить. Да и родные звали на Дон, в станицу. Так и вернулся он на свою малую родину. В 1998-2000 годах Александр Прокофьевич работал в должности помощника главы района по территории Задоно-Кагальницкой сельской администрации (теперь бы сказали – глава поселения).

Тогда, в 2000 году на заседании районного совета ветеранов Афганистана (руководитель А.Ф. Чабан) и было решено заложить традицию – ежегодно 15 февраля собираться всем воинам-интернационалистам в станице Задоно-Кагальницкой в день вывода советских войск из ДРА. В станице похоронены погибший в провинции Кандагар Афганистана В.В. Федоренко и павший от пули снайпера в Чечне М.А. Шабанов. «Афганцы» посещают обе могилы, поминают боевых товарищей, проводят в школах поселения уроки мужества.

— За прошедшие годы, думаю, все мы переосмыслили причины афганских событий и уроки той войны, — говорит А.П. Лисичкин. – На первых порах никто из нас не сомневался, что мы выполняем нужное, справедливое дело – помогаем народу Демократической республики Афганистан, совершившего революцию и свергнувшего в 1973 году королевскую власть, закрепить завоеванную свободу. К тому же и правительство этой страны, несмотря на смену руководства, неоднократно обращалось к СССР с просьбами о военной помощи.

Со временем пришло понимание, что Афганистан – это уникальная страна с совершенно иными, чем у нас, нравами, традициями и менталитетом народа. Афганские племена никогда и никому не покорялись, об этом свидетельствует и опыт английской колонизации, и наше пребывание там, и прошедшие четверть века после вывода советских войск. Понимание сложной специфики Афганистана, невозможности решения проблем этой страны силой оружия приходит с годами также в головы американских генералов и политиков. Жаль только, что за это было слишком дорого заплачено – жизнями и здоровьем наших ребят…

Сам А.П. Лисичкин и сегодня готов помогать людям – прежде всего тем, кто рядом. Делает не по должности, а по велению души, как бы это пафосно ни звучало. Например, несмотря на то, что у Александра Прокофьевича подрастают три внучки, вместе со своей супругой Юлией Владимировной – учителем начальных классов и руководителем детской общественной организации «Юные закруткинцы» — он оформил опеку над двумя детьми из Кочетовского детского дома. Рассудили так: в семье ребятам будет лучше, чем даже в самом хорошем казенном учреждении. А любви и душевного тепла на всех детей хватит.

Н. МИХАЛЕВИЧ.

На снимках из семейного альбома Лисичкиных: А. Лисичкин весной 1980 г. в Кабуле; в кругу семьи.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий