подписка

ЛОЗИНКА К ЛОЗИНКЕ — БУДЕТ КОРЗИНКА

1 октября 2013 | Комментарии к записи ЛОЗИНКА К ЛОЗИНКЕ — БУДЕТ КОРЗИНКА отключены

IMG_9836В нашем городе есть два человека с музыкальной фамилией Вагнер — Леонид Генрихович и его сын Леонид Леонидович. Но плетут они свои «мелодии» не из нот, а из гибкой лозы. Как у них это получается, может оценить пожалуй каждый горожанин: декоративное оформление клумбы, прилегающей к перрону автовокзала, и территория популярнейшей в округе базы отдыха «Казачья пристань» украшают плетёные изгороди, сработанные руками отца и сына Вагнеров.

Изгороди — это (как мы теперь, после встречи с Леонидом-младшим, понимаем) азбука лозоплетения. В домашней коллекции семейства есть кое-что куда интереснее: изящная ваза, настольная лампа, величественная подарочная корзинка, симпатичная корзинка для белья да еще с крышкой. В общем, что осталось нераздаренным. «А ещё в посёлке Вершинном живёт наша кума с её мамой Людмилой Анатольевной Братковой, — наперебой рассказывают Леонид и его жена Марина, — так у неё очень много наших изделий, она их любит, поэтому мы ей часто дарим… Например, когда-то сплели оригинальную подставку для бутылки шампанского, которая и конфетницей может послужить».

И без поездки к куме нам сразу стало ясно, что семейство Вагнеров (кстати, умеют плести уже и Марина, и их дети — школьники Рома и Владик) достигло приличного уровня в мастерстве лозоплетения. Интересуемся, конечно, где же истоки такого увлечения? А произошло всё как будто бы случайно. Леонид Генрихович, будучи десятилетним мальчишкой, жил в посёлке немецких переселенцев в Казахстане. Ну это всем, пожалуй, известно: немцам, которых давным-давно царица Екатерина поселила в Повольжье, новые власти определили место для проживания в Казахстане. И однажды по посёлку проходил неизвестный бродяга с пучком прутиков в руках. Почему он остановил именно Лёню Вагнера и решил ему показать, как из лозы получается корзинка, одному Богу известно. Мальчишка «схватил» информацию и долго, до своего пенсионного возраста, держал при себе эти знания. Появилось на пенсии время, и он решил попробовать себя в древнем ремесле. К счастью, оказалось, что и голова, и руки помнили давний урок. Стал плести хозяйственные корзины для овощей, сена, листьев, мусора, ну и плетни-изгороди. Было это уже в донском краю — в х. Вислом и потом в Семикаракорске. Охотников до такого товара в исконно казачьих местах оказалось достаточно.

Дворик Леонида Леонидовича и Марины на улице Первомайской мы узнали по плетню. Корреспондентов ждали, поэтому у плетня на столике уже стояла готовая к фотосъемке мини-выставка изделий из лозы. Мы, естественно, попросили сняться со своими произведениями и их авторов. Завязалась беседа. «Меня отец научил плести, — рассказывает Леонид. — Понимал он, что ремесло в руках в любое время человеку подмогой послужит. И действительно, оно пригодилось в «лихие девяностые». Мне, зоотехнику по профессии, не стало работы в совхозе. Пошёл трактористом в «Донской», но хозяйство тоже приказало долго жить. А семью-то кормить надо!..

Может быть, именно те трудные времена научили Леонида хитрости — не выдавать никому, как бы ни просили, своей технологии лозоплетения, которую не по книжкам учил, а трудом своим добывал. Как вымачивает лозу, как плетет — не знаем. Но результат получается изумительный: плетение ровное, гладкое, без заломинок. «Как-то на одной из выставок в День города я видел чужую плетеную корзинку, которая была сделана неаккуратно, вся в заломах, — рассказывает Леонид. -Ну разве так можно! На такую и смотреть больно, как на человека на сломанных ногах. Когда я плету, то сломанную лозинку вообще выбрасываю, чтобы потом вида не портила. Хочется ведь, чтобы у людей душа радовалась, когда они берут в руки мое изделие».

О лозе Леонид может говорить много и долго, ибо она для него вроде живого существа. Говорит, что сильно пальцы болят, когда он с ней работает, но это, видать, не причина серчать на своё нелегкое ремесло. Мастер считает, что из лозы можно сделать всё, что угодно, даже жилище, если обмазать плетень глиной. Но о том, чтобы попробовать сделать из этого материала что-то конкретное и «сногсшибательное», Леонид не думает. Ибо садится он за работу, только когда вдохновение его посетит. «И тогда само приходит в голову, чтоб и как сделать, — уверяет Вагнер-младший. — В последние годы именно долгими зимними вечерами руки к лозе тянутся. Наверное, само холодное время года располагает к творчеству и раздумьям. Бывает даже, что у меня и стихи сами собой рождаются. Вот недавно для своей одноклассницы, пережившей много трудностей, сочинил пожелание:

…Чтоб сталь закалку не теряла,

В душе твоей перекипя,

Чтоб ты ещё сильнее стала

И вдохновляла жизнь тебя…

У самого Леонида Леонидовича тоже жизнь не из лёгких. Здоровье вот серьёзно подкачало, а кормить семью да сыновей поднимать надо. Однако, творческая натура помогает ему быть романтиком. Иногда даже оригинальные идеи посещают. Например, такая: выйти из дома с одним только секатором в котомке и пуститься в кругосветное путешествие. «Мне так интересно, сколько городов и весей удастся мне пройти, добывая на пропитание, одежду и ночлег только своим ремеслом?» — задаётся Леонид нешуточным вопросом. Не иначе как оживает в нём дух того неизвестного бродяги, что лет семьдесят назад научил его отца из прутиков творить чудеса. Впрочем, это замечательно, что и в наше время не перевелись еще романтики: с ними интереснее жить на земле.

Т.КУЛИНИЧ.

Фото А.ДЬЯКОН.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий