подписка

ЧТОБЫ НЕ БЫЛО «БЕЛЫХ ПЯТЕН» В ИСТОРИИ ДОНА

15 августа 2013 | Комментарии к записи ЧТОБЫ НЕ БЫЛО «БЕЛЫХ ПЯТЕН» В ИСТОРИИ ДОНА отключены

День археолога на сегодня является чисто профессиональным, а не официальным, государственным праздником. Однако все российские археологи отмечают его 15 августа. Эта дата не связана с каким-либо конкретным событием или открытием, и версий того, откуда она появилась, существует довольно много.
Как наука археология появилась в середине 19 века, когда граф Алексей Сергеевич Уваров занялся проведением раскопок, положив тем самым начало формированию технологии работ, о которых ранее он не имел никакого представления. Ныне это очень серьезная и важная наука, без которой многие загадки истории так навсегда и остались бы нераскрытыми.
К сожалению, вот уже второй сезон на Семикаракорском (Хазарском) городище московские ученые не проводят исследований — нет средств. Имеющиеся ресурсы направлены на спасение археологических памятников на берегу Цимлянского водохранилища и в некоторых других районах. Но продолжает свои изыскания наш земляк, Почетный гражданин г. Семикаракорска, археолог-любитель С.Ф. Токаренко. Готовит материалы для публикации новых статей в научных сборниках; ведет переписку с куратором нашего района, старшим научным сотрудником Института археологии РАН, кандидатом исторических наук В.С. Флёровым; полемизирует с другим исследователем Г.А. Афанасьевым по поводу византийского влияния на стандарты строительных материалов хазарских крепостей; участвует в конференциях и краеведческих чтениях; продолжает сбор археологических находок в Усть-Донецком районе и, конечно, в окрестностях г. Семикаракорска.
— На областной семинар в Азовском музее-заповеднике 22 марта я не поехал — всё же времени на всё не хватает, да и производственные дела не бросишь, — сказал С.Ф. Токаренко (Сергей Федорович — главный технолог ЗАО «Аксинья»). — Там обсуждали итоги археологического сезона 2012 года, актуальные научные темы и опыт проведения работ по сохранению и исследованию памятников археологии.
А вот на на заседание областного клуба «Донской краевед» 26 марта меня командировала руководитель нашего предприятия Ирина Николаевна Бондарева: к ней с такой просьбой обратилась директор Донской государственной публичной библиотеки. Тема встречи — «Азов, Таганрог, Ростов: предыстория и ранняя история городов (проблемы и мнения)».
Город в классическом понимании, наверное, совсем чужд степи. Много веков не было в донском краю ничего похожего ни на «урбс» — Вечный город, как называли Рим сами его жители (на латинском языке «URBS aeterna»), ни на средневековые немецкие «бурги», ставшие базой культуры и гражданского общества. Всё, что выстраивалось в разные времена в наших степных краях, было какой-то формой военных поселений.
К такому же выводу подводит читателя и B.C. Флёров в книге «Города и «замки» Хазарского каганата. Археологическая реальность». Правда, на мой взгляд, произведение это очень спорное и даже несколько провокационное, и касается только раннего средневековья. Валерий Сергеевич пишет:
«Саркел и Семикаракоры — не единственные значительные памятники Хазарского каганата в степях Нижнего Дона, однако ни один из известных не может быть определён как город». И далее — «до накопления новых археологических данных, до новых лингвистических исследований и открытий мы можем (должны) отказаться от термина «город» в приложении к памятникам Хазарского каганата».
Но всем людям, в том числе элите и другим жителям отдельных административных образований свойственно возводить родословную, по меньшей мере, к ариям, а то и к первочеловеку Адаму. Не случайно А.П. Чехов в коротеньком рассказе описывает помещика, помешанного на родословной, и поэтому повелевшего на картине, где изображены Адам и Ева, сделать надписи: «Адам Рубец-Откачалов» и «Ева Рубец-Откачалов», Понятно, что фамилия помещика была Рубец-Откачалов.
По примеру чеховского героя хотелось бы порадовать земляков и «удлинить» историю Семикаракор, пусть и не в качестве города, а может, как кочевого поселения, форпоста, крепости. Но делать это необходимо на достоверном, подлинном археологическом материале…
По словам Сергея Федоровича, который рассказал о своих очередных «маленьких сенсациях», новое открытие факта древней донской истории произошло самым будничным образом — во время обычной прогулки, километрах в двух к югу от г. Семикаракорска, и не сопровождалось никакими знамениями или предчувствиями.
— Классический кремнёвый нож с красивой патиной лежал на тропе возле пруда и был свидетельством пребывания древнего человека столь очевидным и ясным, что не вызывал сомнений, — рассказывает С.Ф. Токаренко. — Дальнейший осмотр территории выявил ещё две фрагментированные ножевидные кремневые пластины и скребок — этого было слишком много для случайных находок. На высохшем дне пруда лежали ещё две крупные пластины из высокосортного халцедонового кремня и обломок полированного сланцевого молота.
В следующие выходные было собрано девять предметов, затем сборы стали регулярными. За осень и зиму, обильных на осадки, дождь и тающий снег вымыли из почвы на соседней пашне много новых находок. Постепенно выделились участки, где находок оказалось больше — места их локализации…
По словам Сергея Федоровича, вдоль берега реки Сала, у низины, где в линию выстроились курганы, можно заметить участок древний дороги. Его доводы логичны. Курганы, вернее — их линейное расположение, часто указывают на места первых, древних дорог. В отдельные периоды жизни населения степей (например, так было у поздних кочевников), могилы умерших родичей располагали вдоль дорог, т.е. люди хоронили покойников на путях кочевания. Сооружали курганы, которые теперь протянулись цепью по водоразделу и по берегу Сала, вдоль прежнего русла.
— Иногда эта цепь курганов пересекает русло реки, значит, там же проходила и древняя дорога, — рассуждает С.Ф. Токаренко. — В таких местах можно предполагать наличие бродов и переправ.
Современные дороги тоже пролегают здесь — на месте древних или рядом с ними. Это пути сообщения, которые оказались удобными для людей в разные эпохи. В известном смысле проложенную некогда трассу можно назвать вечной.
На этой дороге был найден массивный кремнёвый желвак — от таких камней древние мастера откалывали пластины, и уже из них изготавливали орудия охоты и труда. Таких камней в нашей степи нет. Историк и археолог, профессор ЮФУ Владимир Яковлевич Кияшко считает, что добывали их на берегу Северского Донца: новые поселенцы освоили другие источники сырья. Вместо мелких прибрежных галек они использовали крупные желваки высокосортного коричневого кремня, вероятно, совершая за ним многокилометровые рейды на берега Северского Донца, где зафиксированы мощные выходы древнего руслового отложения аналогичных галек.
От нас до Донца — 12 километров, и кажется, что найденный мною камень был просто потерян, хотя, конечно, это лишь одно из предположений.
Почему явные и красноречивые свидетельства древности не были замечены раньше, хотя я бывал здесь с детства? Наверное, потому, что казалось, будто древности могут быть только в незнакомых и необычных местах. Это подобно тому, как не верили фарисеи в приход Христа (Мессии) из Галилеи, мол, из Галилеи никогда не приходят пророки.
Всего находок из кремня оказалось 94, часть камней не очень выразительна. Некоторые кремни относятся к поздним периодам истории, но остальные, судя по приёмам и особенностям обработки, явно принадлежат к ранним периодам существования человека. Большой удачей было то, что определение и исследования находок проводились В.Я. Кияшко, А.В. Цыбрием и Н.И. Ромащенко, Это очень квалифицированные специалисты, известные археологи, их участие уже само по себе — не рядовое событие для изучения местной истории.
В результате проведенных исследований выяснилось, что некоторые находки по ряду признаков сопоставимы с материалами на степных памятниках неолита-энеолита. Наиболее ранние орудия были отнесены к неолиту — позднему каменному веку, с датировкой VII — V тысячелетия до н. э.. Более поздние находки, говоря «археологическим» языком, относились к раннему энеолиту и были синхронны среднестоговскому периоду, датируемому концом V — началом IV тысячелетия до н. э., и имели аналоги на ближайших, уже известных учёным памятниках археологии — Ракушечный Яр и Раздорская-1.
Часть кремневых осколков датирована периодом позднего энеолита и по времени соотносится с угасанием среднестоговских племён. Следующая группа находок соответствует Константиновской археологической культуре и имеет возраст до рубежа III тысячелетия до н. э. — вплоть до эпохи средней бронзы.
В переводе на обычный язык — древние люди уже с конца каменного века (9 тысяч лет назад) вели в нашей местности активную жизнь. Позже народы и культуры сменяли друг друга, но деятельность человеческая не замирала.
А наши многочисленные и многообразные мероприятия в финале уместились в небольшую, но информационно насыщенную работу «Археологические разведки под г. Семикаракоры», опубликованную в 27-м выпуске сборника «Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону в 2011 г.». Семикаракорцы могут обоснованно гордиться очень древней историей родного края…
Как сообщил Сергей Федорович, В.С. Флеров в этом месяце или чуть позже посетит г. Семикаракорск, но это будет скорее инспекционная поездка. Ученого очень беспокоит вопрос сохранения археологических памятников.
«Теперь нужно заполнять на карте пустые места, это прежде всего относится к территории самого г. Семикаракорска, — пишет в своем письме к С.Ф. Токаренко Валерий Сергеевич. -По возможности надо осматривать все места вскрытий грунта при новом строительстве!»
Напомним — предварительные археологические исследования перед началом строительных работ предусмотрены и законодательством. Но в одиночку проблему не решить, она требует внимания со стороны органов власти, заинтересованных ведомств и организаций, общественности. Если, конечно, мы не хотим стать «иванами, не помнящими родства».
Н. МИХАЛЕВИЧ.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий