подписка

Изображение 1647908519 мая, наш земляк — Валерий Анатольевич Латынин, поэт, прозаик, общественный деятель, отметил своё 60-летие. «Даст Бог и эту гору одолею, — пишет он в письме в нашу редакцию. — Пройдёт несколько творческих вечеров в Москве, в Твери на славянском фестивале поэзии «Поющие письмена», в Македонии на международном среднеземноморском литературном форуме. А сердцем буду с вами, мои дорогие земляки».

Сегодня мы публикуем статью Владимира Бояринова (председатель правления Московской городской организации Союза писателей России) о жизни и творчестве юбиляра. Этот замечательный отзыв о сорокалетней работе Валерия Латынина в русской литературе предваряет его новый двухтомник «Избранное», который готовится к выходу в Московском издательстве.

СТЕПНОЙ ОРЁЛ РУССКОЙ ПОЭЗИИ

За сорок лет активной работы в русской литературе поэт и прозаик Валерий Латынин написал немало интересных и разнообразных по тематике произведений, героями которых являются знаменитые и малоизвестные люди – литераторы, политики, военные, студенты, простые селяне, неординарные личности, встреченные писателем на его жизненном пути. Но в московской писательской организации за ним давно и основательно закрепилось неофициальное второе литературное имя – Казак. Не пишу псевдоним, поскольку Валерий никогда никакими псевдонимами не прикрывал свои убеждения и довольно резкие по отношению к институту власти устные и печатные высказывания. Слово из блатного и тюремного жаргона «кличка» тоже не применимо к этому яркому и деятельному человеку. А вот Казаком его величают многие знакомые. Я – в их числе. Знаю, что так же называл и Юрий Поликарпович Кузнецов. В этом нет ничего уничижительного и иронического, наоборот, присутствует ёмкая характеристика его личности. Таким образ Валерия Латынина явила миру его судьба и он сам.

Будущий поэт родился и вырос в казачьей станице на Дону в семье сельских учителей-словесников. И первые стихи, и первые рассказы были о казачьем крае и его свободолюбивых «насельниках», как назвал своих земляков в одном из стихотворений Валерий. О чём бы он впоследствии ни писал, казачий дух, казачий колорит, особый говор донцов буквально, «как шило из мешка», торчали из его строк. Вот одно из характерных стихотворений раннего периода «Смерть и бессмертие», оно написано в 1978 году и посвящено казни Степана Разина и малодушию его брата Фрола:

«Молчи, собака!» —

Выкрикнул Степан,

Распластанный на плахе палачами,

Услышав, как постыдно Фрол упал,

Род осквернив продажными словами.

«Молчи, собака!»

Но не всяк силён

Тропою муки уходить в бессмертье.

Фрол ослабел, предпочитает он

Земской приказ – допросы вместо смерти.

«Молчи, собака!»

Больше силы нет

Бороться Стеньке за родного брата –

Расцвёл на плахе гордый горицвет,

Ступени кровью, как огнём, объяты.

Пусть голова насажена на кол,

Над телом псы по-волчьи выгнут спины,

Но всенародно умер Разин Фрол,

А Стенька Разин перешёл в былины!

Чёткая авторская позиция: обострённое неприятие диктата и насилия властей, трусости и раболепства, восхищение сильной личностью, стремление к казачьим идеалам свободы и справедливости в человеческом общежитии. Всё это стало главным, стратегическим направлением в творчестве Валерия Латынина.

Литературные герои поэта-казака красивы, жизнерадостны, целеустремлённы, одухотворены, жертвенны, если обстоятельства требуют встать на защиту Отечества и православной веры. Он пишет яркими, размашистыми мазками, создавая зримые образы и картины, запоминающиеся с первого прочтения:

На казачьей стороне

Непомерна дань войне.

Что ни флигель, что ни хата –

Похоронка на солдата.

И не тесно в День Победы

Грудятся за чаркой деды.

Смотрят в душу со стены

Не пришедшие с войны.

На казачьей стороне

Песни прадедов в цене.

Нет станиц и хуторов

Без гармоней, без хоров,

Без казачьих переплясов,

Без густых железных басов,

Без частушек озорных.

Вечным будет спрос на них.

«На казачьей стороне»

Колорит этого стихотворения переносит читателя в узнаваемую атмосферу казачьего куреня, а ритм, будто наигрыш гармошки, настраивает душу на песенный лад, и ноги сами начинают приплясывать в такт звукописной строке.

Его активное вхождение в литературу пришлось на восьмидесятые годы ХХ века и совпало с периодом заочной учёбы в Литературном институте (1981-1987 гг.). Старт для военного журналиста и поэта был весьма удачным. Публикации в авторитетных столичных литературных журналах: «Наш современник», «Знамя», «Молодая гвардия», «Москва», «Дружба», «Советский воин», «Смена», «Студенческий меридиан». Участие в 8-м Всесоюзном совещании молодых писателей. Установление тёплых приятельских отношений с признанными мастерами литературы – Владимиром Фирсовым, Борисом Куликовым, Анатолием Передреевым, Борисом Примеровым, Геннадием Серебряковым, Валентином Устиновым, Геннадием Касмыниным, Юрием Беличенко, Анатолием Парпарой. Их заботливое участие в судьбе молодого поэта помогло ему уверенно пройти ступени ученичества и освоиться в профессиональной поэтической среде. Одна за другой в «Молодой гвардии», Воениздате и библиотечке журнала «Советский воин» вышли книжки стихов массовыми тиражами.

Даровитого автора заметили. В Новосибирске, где он в ту пору служил в редакции газеты Сибирского военного округа, стали приглашать на литературные вечера, проводимые местной писательской организацией, на телевидение, печатать в региональной прессе. Москва вскоре перехватила инициативу сибиряков, и в 1986 году Латынина перевели в отдел художественной литературы журнала «Советский воин». Через три года Главное политическое управление Советской Армии и Военно-морского флота выдвинуло перспективного военного литератора кандидатом в депутаты Верховного Совета России. Но во время взлёта поэта грянула общенациональная трагедия – развал Советского Союза, под обломками которого была погребена и многоязыкая советская литература.

Несмотря на этот развал страны, Валерий на первых порах пытался сочетать военную службу, депутатские обязанности, общественную работу по возрождению казачества, которой он занялся в конце восьмидесятых годов, и литературную деятельность. До 1992 года в различных московских издательствах вышло ещё несколько книг его стихов и поэтических переводов. Состоялся приём в Союз писателей России.

Октябрь 1993 года поставил жирную пороховую точку на его офицерской карьере. Сорокалетний полковник не мог продолжать службу в одном строю с расстрельщиками народного парламента. Он написал об этой трагедии в стихотворении «Расстрел народной власти»:

Чёрный дым над «белым домом».

Нет позорнее минут –

Перепившиеся гномы

По гнезду Советов бьют.

Застят путь измен Советы

Узурпаторам Руси.

И строчат по белу свету

Репортёры Би-би-си…

О своём неприятии горбачёвско-ельцинской политики, приведшей к сокрушению народного государства и втянувшей страну в дикий рынок, поэт недвусмысленно высказался ещё в апреле 1993 года со страницы газеты «Правда», опубликовав большую поэтическую подборку под заголовком «Слово казака». Среди других, весьма острых гражданских стихотворений, там было и такое послание политическим геростратам:

Запах рыбы гниющей и шмыганье крыс –

Вот итог ваших дел, Михаил и Борис!

Вы пришли, как затменье великой страны,

И помечены оба тавром сатаны.

Естественно, что оставаться на службе ельцинскому режиму военный поэт не мог, однако и сидеть без дела на досадной атаманской кушетке было не в характере Латынина. Он возглавил Московское землячество казаков и стал поднимать потомков строителей и защитников России на защиту страны в период нового смутного времени. В эти годы Валерий пишет и публикует исторические очерки о казаках, рассказы, стихи, песни, активно работает в поэтической секции Московской городской организации Союза писателей России, проводит литературные вечера памяти М.А. Шолохова, Б.Н. Куликова, жертв расказачивания и раскулачивания, ездит по стране, помогая встать на ноги региональным казачьим организациям. А когда в Москву возвращается из Приднестровья генерал А.И. Лебедь, становится его соратником и помощником по взаимодействию с казачеством. Не случайно, победив на выборах губернатора Красноярского края, Александр Иванович одним из первых пригласил в свою команду Валерия Латынина.

В Красноярске поэт не превращается в банального столоначальника, остаётся верен своим принципам, идеалам и музе. Он создаёт управление по делам казачества в администрации края, избирается заместителем руководителя краевой писательской организации, принимает активное участие в формировании казачьих гимназий и кадетских корпусов, курирует казачьи фермерские хозяйства. Близко сходится с одним из классиков русской литературы ХХ века В.П. Астафьевым, о котором впоследствии напишет трогательное эссе «На него смотрели со слезами восхищения».

С доброжелательным напутствием Виктора Петровича в Красноярском книжном издательстве в 1999 году вышла первая книга прозы В.А. Латынина «Нестареющая боль». Вот как оценил признанный мастер рассказы молодого коллеги: «Вроде бы по натоптанному написано, а всё равно трогает до боли… Видно, боль-то не знает возраста и изношенности. Да, тяжело читать такое про нас, русских родителепредателей, да что ж сделаешь, правду не спрятать и не заговорить, это не больные зубы».

В издательстве «Московский писатель» в том же году увидела свет избранная поэзия В. Латынина – книга «Стихи трёх десятилетий», которая была отмечена литературной премией имени генералиссимуса А.В. Суворова и получила много доброжелательных откликов в прессе.

В 2002 году юные читатели получили в подарок от поэта прекрасную книгу стихотворений для детей «Шуршун» в красочном оформлении красноярских художников И. Зуева и В. Егорова. Это была несколько неожиданная грань творчества гражданского лирика, но она лишний раз подтвердила, что за мужественным и свободолюбивым внешним образом скрывается нежная поэтическая душа.

После гибели генерала Лебедя Валерий Латынин вернулся в Москву. Вернулся несколько в другую ситуацию, чем была при его отъезде в Сибирь. Эпоха Ельцина, Гайдара и иже с ними уходила в прошлое, началось непростое, но созидательное возрождение страны. Слово «патриот» перестало быть нарицательным. Можно было открыто заниматься патриотической работой с молодёжью. И поэт-патриот не преминул ею заняться. Он стал работать в общественном фонде «Центр национальной славы России», созданном по инициативе известного политика и главы РАО «Российские железные дороги» В.И. Якунина. Возглавил там военно-патриотические и юношеские программы.

При поддержке фонда Валерий стал проводить в Москве и других регионах массовые патриотические мероприятия для школьников, кадет, казачат, тесно соединяя воедино духовную, физическую и интеллектуальную подготовку молодёжи к служению Отечеству, чтобы привить подросткам иммунитет против натиска безродной западной псевдокультуры, меркантильности и корыстолюбия, против всего того, что обличал Тарас Бульба в своём монологе: «Знаю, подло завелось теперь в земле нашей… Перенимают чёрт знает какие басурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своими не хочет говорить; свой своего продаёт, как продают бездушную тварь на торговом рынке».

На мероприятиях, организуемых Латыниным, рядом с офицерами, прошедшими через «горячие точки», всегда присутствуют мастера культуры и литературы не только из России, но и других славянских стран, прежде всего поэты. Он справедливо считает, что поэзия – самый короткий путь к человеческой душе.

Активная общественная работа в его судьбе всегда идёт плечом к плечу с литературным творчеством и служит единой цели, которую поэт так обозначил в своём стихотворении «Державная молитва»:

И пусть всё нелепо и дико,

Тиранит вселенская грусть,

О Крепкой, Святой и Великой

Державе Российской молюсь!

Как видно из всего сказанного выше, не только молится. Валерий Латынин неутомимо пишет стихи, прозу, публицистику, переводит поэзию иноязычных авторов ближнего и дальнего зарубежья. В издательстве «Вече» им созданы две серии: «Многоязыкая Россия» и «Библиотека современной славянской поэзии», в которых опубликованы замечательные поэты из Болгарии, Сербии, Дагестана, Татарстана. Помимо этого он возглавляет казачью секцию в Союзе писателей России и отдел поэзии международной литературной газеты «Писатель и мир».

В России и за рубежом вышло более двадцати книг стихов, прозы, поэтических переводов В.А. Латынина. Его произведения переведены на десять иностранных языков. Всё, что делает Валерий на ниве литературы, получается добротно, легко и красиво, как у настоящего казака. Отсюда – и доброе литературное имя, и заслуженное признание коллег, российские и международные премии и награды.

В девяностые годы прошлого века выдающийся русский критик Вадим Валерианович Кожинов назвал Валерия Латынина «безупречно красивым русским человеком и поэтом милостью божьей». Мне думается, что всей последующей жизнью и творчеством посланец Тихого Дона оправдывает эту высокую оценку.

Владимир БОЯРИНОВ,

председатель правления

Московской городской организации

Союза писателей России.

В.ЛАТЫНИН

ТРЕВОЖНЫЙ СОН

Ты снова плакала во сне –

Видения смутили душу.

Прижмись, любимая, ко мне

И ровное дыханье слушай.

Ночные призраки уйдут,

Лишь только прошепчи молитву.

Над нами ангелы ведут

Невидимую людям битву.

Непросто выживать сейчас,

Так много демонов повсюду,

Но воины Христовы нас

Спасать по нашей вере будут.

Молись. Не верь в победу зла.

Молись и действуй во спасенье.

Молитва многим помогла

Спастись не только в сновиденьях.

НА РАССВЕТЕ

В Кочетовке кочеты играют

«Сполох», чтоб вставали казаки.

Красный гребень солнце поднимает

Из парящей молоком реки.

С добрым утром, милая станица!

Хватит на перинах почивать.

Что-то долго людям нынче спится,

Что-то не торопятся вставать.

Жизнь другая. Бывшее хозяйство

По карманам тёмным разнесли,

Но плетей за это «разгильдяйство»

Для виновных так и не нашли.

Вкалывает кто-то на делянках.

Кто-то в город ездит за рублём.

А станица стала, как цыганка,

В представленье образном моём.

Нет в судьбе былого постоянства.

Давят неизвестность и нужда.

Острые осколки окаянства

Долетают из Москвы сюда.

Но ни солнце, ни земля не знают,

Что в России – смута и разброд.

По станице кочеты играют

И рассвет, как прежде, настаёт.

НЕ ДАЙ МНЕ, БОГ…

Не дай мне, Бог, дожить до лет таких,

Когда не станет сил или рассудка,

Чтобы не чахнуть на постели с «уткой»,

Третируя болезнями родных.

Пошли мне годы, полные труда,

Общения, раздумий, обретений,

Чтобы в глаза живущих поколений

Я мог смотреть без боли и стыда.

Позволь быть независимым, прямым,

Добавить миру хоть немного света,

А это значит – русским быть поэтом!

Иные блага оставляй другим.

РУССКИЕ СКАЗКИ

Мы все росли на русских сказках,

Где сокрушались силы зла,

Где обязательно развязка

К победе доброты вела.

И даже царские палаты

Не защищали подлецов.

Кащей, стяжавший горы злата,

Не выживал в конце концов.

Где простаки, поверив в чудо,

Преображались на глазах,

А хитрованы, почему-то,

Оказывались в дураках.

Родная твердь давала силу

Тому, кто правым в битве был,

А тать бесславную могилу

На русском поле находил…

Реальность разною бывала:

Бросала в грязь, влекла на дно,

Но доброта всегда спасала

И побеждала всё равно.

Любыми бедами томимы,

Читайте сказки малышам.

Лишь только сказками хранима

От одичания душа.

СОРАТНИКАМ

Выпадают из моей орбиты

Многие надёжные друзья.

В жизни, что давно, как поле битвы,

Их плеча не ощущаю я.

Кто-то пал. А кто-то окопался –

Не в окопе, а в своём саду.

Я стоять с последними остался,

Будто Брест, в сегодняшнем аду.

Не журитесь, братцы-атаманцы!

Мы сражались так же под Москвой

И с самоуверенным германцем,

С панской Польшей, рыцарской Литвой.

От кровавых ран изнемогали,

Образа не видели от слёз,

Но утешил скорби и печали

Нашими победами Христос!

Не робейте! Меч не опускайте!

Вера – наша главная броня!

От соблазнов душу защищайте

И живыми выйдем из огня!

БАБУШКА

Памяти Е.А. Яценко (Рогачёвой)

Она безграмотной была,

Всего два класса одолела,

Когда вдруг мама заболела,

Свечой истаяв, умерла.

Потом гражданская война

Девчонку выживать учила –

Как экономить хлеб и силы.

И чудом выжила она.

С землёй налаживая связь,

Училась быть женой и мамой.

И эта сложная программа

Ей превосходно удалась.

В крестьянской хате шестерых

Детей с любовью поднимала,

Науку жизни прививала,

Чтоб позже не краснеть за них.

И дочери, и сыновья

В советской школе преуспели

И через ВУЗы улетели

В неведомые ей края.

Она ждала их каждый год,

Самозабвенно привечала

И лишь по внукам замечала,

Как время движется вперёд.

Был скромен бабушкин приют,

Но душам не бывало тесно,

Царили в доме смех и песни,

И «табором» гостили тут.

Неудержимы волны лет.

Господь жизнь бабушки итожит,

Но нас свести и Он не может,

Когда её на свете нет.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ БОЛГАРИИ

Ещё лечу, согретый солнцем юга,

В идущие над Родиной снега,

Но в сердце грустно завывает вьюга

И чувственная буйствует пурга.

Как радостно на юге, безмятежно.

Метёт хвостом осенний листопад.

И можно быть несуетным и нежным,

На песенный настраиваясь лад.

А над Россией – хмурое ненастье,

Зима вступает в долгие права.

Так хочется, чтоб жгучий лучик счастья

Сквозь снежные пробился покрова,

Погрел ещё, отпугивая стужу,

Пообещал грядущее тепло,

Чтоб солнцем зацелованную душу

Снегами до весны не замело.

КОГДА НАШИ МАМЫ СТАРЕЮТ

Когда наши мамы стареют,

То в письмах о прошлом грустят,

Всё чаще и дольше болеют

И прячут растерянный взгляд.

Поднялись и дети, и внуки,

А их пригибает к земле

И холод от близкой разлуки

Знобит в обступающей мгле.

Когда наши мамы стареют,

Приходит волненье и к нам,

Поскольку никто не умеет

Отринуть старенье от мам.

Ведь мы же не боги, а люди,

И нам не дано не стареть.

Но если мы мам наших любим,

То можем их души согреть.

МОЛИТВА О БЛИЗКИХ

Господи, помилуй наших близких,

Не оставь их в самый трудный час!

Старость без опеки – зона риска,

Где опасно следовать без нас.

А судьба так близких разбросала,

Что уже, наверно, не свести?

Я прошу Тебя о самом малом –

Милостью Твоей не обнести.

У Тебя все люди – на ладони,

Их болезни, горести, дела.

Сделай так, чтоб на последнем склоне

Без ухабов их стезя была,

Чтобы сохранили человечность,

Чтоб не мучил перед смертью страх,

Чтобы подошли к черте засечной

Не постыдно, на своих ногах!

ТАК КТО ЖЕ МЫ?

Кровавые сюжеты давят душу.

Свихнулись сценаристы на крови.

Так просто мир, доставшийся нам, рушить

И не под силу – строить на любви.

Так кто же мы: разумные созданья,

Чтоб связь со всей Вселенной осознать,

Иль штрафники, заложники изгнанья,

И не отмыть нам Каина печать?!


Комментарии

6 комментариев

  1. Валентина Николаевна on 30 мая 2013 10:50

    Хорошие стихи, с душой. Ребятам в школе почитаю, пусть знают талантливых земляков.

  2. admin on 30 мая 2013 10:57

    Смотрят в душу со стены
    Не пришедшие с войны.

    Классно, класнно! Задевает.

  3. Лекс on 30 мая 2013 22:26

    а чё земляк не на родине живет а в Москве на легких хлебах?

  4. admin on 31 мая 2013 13:58

    Лекс, у каждого своя дорога. И отчего вы думаете, что писательский труд легкий?

  5. Александр on 31 мая 2013 15:59

    Интересное заблуждение по поводу легких хлебов в городе герое Москва…

  6. Dakota on 3 июня 2013 11:13

    Ничего интересного. Просто многие знают, что денег в Москве (городе-герое) куры не клюют, там даже дворники зашибают больше, чем у нас учителя и врачи. Вот и мои предки на заработках в Москве уже третий год, меня зовут. Что здесь пыль глотать?

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий