подписка

ЭКСКУРСИЯ К «ГАДКОМУ УТЕНКУ»

18 июля 2012 | Комментарии к записи ЭКСКУРСИЯ К «ГАДКОМУ УТЕНКУ» отключены

На долю атомной энергетики приходится около 16% энергобаланса нашей страны. Всего в России 10 атомных электростанций — 32 действующих энергоблока, самая южная АЭС — Ростовская (ранее называлась Волгодонской), которая является филиалом ОАО «Концерн Росэнергоатом». В третьей декаде апреля 2012 года она выработала 100 млрд. кВт/ч электроэнергии с момента пуска в 2001 году. Два действующих энергоблока производят в сутки более 50 млн. кВт/ч. Только за 2011 год этой станцией выработано 15 млрд. кВт/ч электроэнергии — более 20 процентов от общего объема её генерации на юге России.
Видимо, эти факты и стали одним из поводов для организации атомщиками новых пресс-туров для журналистов и блогеров нашей страны, а также экскурсий зарубежных гостей на свое предприятие в г. Волгодонске.

В частности, по инициативе Центра общественной информации Ростовской АЭС и региональной организации Союза журналистов России состоялась такая поездка на атомную станцию сотрудников областных изданий («Интерфакс Юг», «Журналистика Дона», «Ваш голос», «На посту») во главе с директором НОУДПО «Учебный центр журналистики и социальных технологий» М.И. Поляковой. В небольшой группе (10 журналистов) были и два корреспондента «СВ».
Сама история строительства станции драматична. Против возведения АЭС выступала общественность донского региона, в том числе многие средства массовой информации, достаточно вспомнить некоторые заголовки газет: «Атомный приговор приведен в исполнение: атомному монстру уже набили брюхо», «Освящение Армагеддона», «Дону грозит катастрофа», «Свадебное платье «Смерть от радиации», «Гадкий утенок атомной энергетики»… И вот мы едем знакомиться с Ростовской АЭС.
ПОСТОРОННИМ ВХОД… РАЗРЕШЕН
Сопровождал журналистов во время поездки в Волгодонск и экскурсии представитель РоАЭС С.Н. Янчевский — один из соавторов небольшой книги (106 страниц) «Знакомьтесь: атомная станция». Он первым и ответил на ряд вопросов экскурсантов.
Гостей вначале встретили сотрудники Центра общественной информации атомной станции (руководитель И.А. Куксин). Они пытаются убедить население, журналистов, чиновников и других заинтересованных лиц в безопасной работе АЭС и необоснованности слухов о возможной катастрофе, подобной Чернобыльской или Фукусимской.
Много интересного об атомной станции можно узнать в самом Центре общественной информации. Там действует информационно-выставочный комплекс. Есть конференц-залы; создан небольшой макет АЭС (изображены готовыми все четыре энергоблока). Вниманию экскурсантов предлагают наглядные — с подсветкой — схемы обеспечения жизнедеятельности и безопасности станции; макеты отдельных агрегатов, например, трубчатых топливных сборок (кассет), и самого атомного реактора ВВЭР-1000 в разрезе, чтобы все желающие могли увидеть его устройство и понять принципы работы АЭС.
Здесь же расположены небольшой музей с материалами о ветеранах Великой Отечественной войны, выставка рисунков волгодонских школьников, которые тоже общаются с атомщиками.
Гостеприимные хозяева предложили чай и кофе со сладостями. Затем — согласование порядка проведения экскурсии на АЭС (она расположена примерно в 13,5 км от г. Волгодонска на берегу Цимлянского водохранилища), краткий инструктаж — что можно взять с собой на атомную станцию. Например, мобильные телефоны мы благоразумно решили оставить в нашем микроавтобусе на стоянке перед въездом на территорию АЭС.
Атомная станция — это режимный объект, и посторонним туда не пройти. В административном корпусе сотрудники службы безопасности проводят инструктаж о правилах фото и видеосъемок, поведения на территории АЭС; тщательно проверяют паспорта; с помощью специального оборудования осматривают сумки, фотоаппараты и видеокамеры входящих людей. На входе в само помещение атомной станции — после прохождения рамки металлодетектора — служба охраны еще раз проверяет документы. Но все гости относятся к этим мерам безопасности с пониманием.
…Поднимаемся по лестницам с одного этажа на другой. Нередко встречаются таблички: «Посторонним вход воспрещен!». Открываются двери с помощью специальных магнитных карточек, но не всегда — даже сотрудники станции не имеют права войти в «чужой» корпус, где они не работают. Нужно получить разрешение ответственного лица. Но экскурсия для журналистов, согласованная с руководством АЭС, это как раз тот случай, когда атомная станция гостеприимно открывает свои двери для посторонних.
ЗНАКОМСТВО С «МОНСТРОМ»
Вопреки ожиданиям, нас не заставили надевать спецодежду атомщиков, похожую на белые скафандры космонавтов; не потребовались ни индивидуальные дозиметры, ни принятие душа после экскурсии и последующего радиационного контроля на выходе со станции. Как оказалось, эти меры предосторожности нужны при работе в реакторном отделении, так называемой «грязной зоне» (зоне контролируемого доступа), где возможен контакт с радиоактивными материалами.
Единственное, что нам предложили — белые каски, как у строителей, мол, придется подниматься по лестницам на другие этажи, осматривать огромные производственные помещения, где на большой высоте тоже идут текущие работы по обслуживанию станции — мало ли что…
Нашим «гидом» стал начальник смены атомной станции С.Г. Терентьев. Группа журналистов совершила обход действующего второго энергоблока АЭС. В одном из коридоров — выставка фотографий, рассказывающая об истории строительства атомной станции.
За окнами переходов между производственными корпусами видны насосные станции (подают для охлаждения турбин воду из пруда-охладителя площадью 18 кв. км, образованного дамбой из части Цимлянского водохранилища), дизельные электростанции (их по три на каждом энергоблоке, раз в месяц каждая проходит проверку) и другие объекты, в том числе строящиеся третий и четвертый энергоблоки. Генеральный подрядчик строительства — ОАО «Нижегородская инжиниринговая компания «Атомэнергопроект» (НИАЭП). Предприятие входит в состав государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».
Вначале мы осмотрели блочный щит управления (БЩУ) действующего энергоблока №2. На стенах просторного зала — множество каких-то кнопочек, переключателей, лампочек, датчиков. Над ними — икона (на станции есть и небольшой православный храм). За столами с компьютерами посменно, круглые сутки несут дежурство несколько операторов. На мониторы выводится информация о работе всех агрегатов и систем АЭС, в том числе и о том, что происходит внутри реактора. С помощью установленных в нем датчиков это можно даже увидеть в режиме «видео».
С.Г. Терентьев рассказал о том, как обеспечивается безопасная работа реактора и вспомогательного оборудования. Например, в случае необходимости из БЩУ можно отдать приказ — и через 3-4 секунды атомный реактор будет заглушен. Но в основном защиту станции осуществляет автоматика, которая обеспечивает выполнение всех мероприятий по остановке реактора и в течение 30 минут не допускает участия персонала в управлении, давая людям возможность разобраться в ситуации.
Это и защита «от дурака», то есть от несанкционированных или неосторожных действий человека, подавшего ошибочную команду или нечаянно нажавшему на какую-нибудь кнопку панели управления.
К тому же на энергоблоке существуют три независимых друг от друга и управляемых из БЩУ канала систем безопасности, их аварийное питание (например, в случае обрыва всех трех внешних линий электропередач) обеспечат три дизельные подстанции мощностью 5 МВт каждая. Плюс аккумуляторная подстанция, которая способна обеспечить безопасную остановку реактора при обесточивании АЭС.
Одного канала управления хватило бы, чтобы выполнить все возложенные на систему задачи. Но, поскольку среди принципов работы Ростовской АЭС на первом месте стоит безопасность, то строится «глубоко эшелонированная» защита. Если один канал окажется на ремонте, а второй вдруг выйдет из строя, то будет задействован третий.
По словам волгодонских атомщиков, приезжавшие из Японии специалисты говорили: если бы такие меры безопасности были на Фукусимской АЭС (там не смогли запустить для обеспечения станции электроэнергией единственный дизель во время землетрясения и цунами в марте 2010 года), то удалось бы локализовать аварию и избежать многих проблем.
…Посетили мы также огромный и шумный машинный зал, где происходит преобразование горячего водяного пара в электроэнергию. Кстати, волна теплого влажного воздуха чувствуется по всем этажам станции. Осмотрели большую паровую турбину и генератор мощностью 1030 МВт, затем — внутреннюю улицу станции, площадку строящихся третьего энергоблока и будущей градирни — башни охлаждения воды из теплообменников АЭС (такое же сооружение будет возведено и на четвертом энергоблоке: высота градирни — 171,5 м, диаметр у основания -136 м, а у вершины — 90 м).
Башни будут использоваться вместо пруда-охладителя, что позволит уменьшить возможное негативное влияние на Цимлянское водохранилище, и одновременно — повысить эффективность и надежность отвода тепла от работающих агрегатов станции. Об этом нам рассказал заместитель директора АЭС по капитальному строительству А.А. Федотов.
И что примечательно — всюду на станции удивительные чистота и порядок. Растут на территории АЭС и цветы, но высажены они так, как могут сделать, наверное, только настоящие физики — правильными рядочками и геометрическими фигурами-клумбами среди бетонных плит, без буйства красок и форм, без яркой фантазии художника-дизайнера и прочей «лирики». Да и назначение цветущих растений, скорее, прагматическое — в качестве подтверждения того факта, что и на атомной станции жить можно.
НА ПЕРВОМ МЕСТЕ — БЕЗОПАСНОСТЬ
Многие опасения и, откровенно говоря, страхи стали рассеиваться ещё в Центре общественной информации — после знакомства с макетами АЭС, атомного реактора и других агрегатов, а также достаточно полных и откровенных ответов С.Н. Янчевского на вопросы журналистов.
В частности, Сергей Николаевич заверил, что при проектировании современных станций учтены уроки аварии на Чернобыльской АЭС и создана многоуровневая система безопасности. В первую очередь это физические барьеры (так называемая пассивная защита, т.е. не требующая электроэнергии и участия людей) на пути ионизированного излучения и радиоактивных веществ: керамические «таблетки» урана-235, удерживающие основную массу радионуклидов; стенки тепловыделительных элементов с ядерным топливом, трубопроводов и прочего оборудования; вода (она покрывает кассеты отработанного ядерного топлива в спецхранилище и защищает персонал от излучения), стальной корпус реактора, защитная гермооболочка реакторного отделения.
На Волгодонской станции используется более безопасный водо-водяной атомный реактор, в котором вода является не только теплоносителем, но и замедлителем нейтронов (их поглощение ядрами атомов урана-235 в топливных кассетах и сопровождается выделением тепловой энергии). В Чернобыле работали другие энергоустройства, серии РБМК (реактор большой мощности канальный) — графито-водные, одноконтурные, кипящего типа, которые имели ряд конструктивных недостатков.
В частности, как оказалось, графитовый порошок при разрушении стержней, поглощавших нейтроны в активной (топливной) зоне реактора РБМК, может взрываться как порох, что, видимо, и стало одной из причин тяжелых последствий Чернобыльской аварии в 1986 году. На реакторах серии ВВЭР (г. Волгодонск) графит не используется.
Не было на энергоблоках Чернобыльской АЭС двухконтурной системы водяного охлаждения реактора, как, кстати, и на Фукусимской АЭС. Там для выработки пара использовался единственный тепловой контур с радиоактивной водой: коэффициент полезного действия таких станций выше, но возникали проблемы с радиацией в случаях поломок или неполадок в работе оборудования.
На Волгодонской АЭС вода второго контура и пар, подающийся на турбогенератор, не радиоактивны.
Не строили в Чернобыле и наружной — прочной и герметичной — оболочки энергоблоков, как на современных станциях, чтобы любые аварийные ситуации не выходили за пределы реакторного отделения. Железобетонные герметичные купола энергоблоков Ростовской АЭС, изнутри тоже обшитые металлом, способны выдержать и огромное внутреннее давление, и землетрясения силой до 7 баллов (при 6 баллах реакторы автоматически будут остановлены), смерчи, ураганы, пыльные бури, воздушные ударные волны (например, при взрывах), падение на них самолета и прочие испытания.
Предусмотрены также системы технических и организационных мер по защите всех этих барьеров и персонала, населения и окружающей среды. В частности, внутри гермооболочки работает сплинкерная система, которая орошает стены и оборудование водой с добавлением борной кислоты и других веществ, нейтрализующих радиоактивные элементы в случае аварий. Вода и газы на атомной станции проходят многократную очистку в ионообменных фильтрах, чтобы радиоактивность не превышала установленных жестких норм (они во много раз ниже естественного природного фона местности).
Многократно возросла и надежность автоматических систем обеспечения безопасной работы. В настоящее время в России и других странах находятся в эксплуатации более 40 реакторов типа ВВЭР различной мощности, на них не зарегистрировано ни одной серьезной аварии.
ВСЕ ПОД КОНТРОЛЕМ?
Под постоянным контролем находятся территория самой станции, трехкилометровая санитарно-защитная зона и 30-километровая зона наблюдения. В автоматизированную систему контроля радиационной обстановки (АСКРО) входят 22 поста, снабженных измерительной аппаратурой и соединенных информационными линиями связи с центральным пунктом. АСКРО является частью общей системы радиационного контроля станции, в которую входят также лабораторный комплекс, при необходимости используется и передвижная радиометрическая лаборатория.
Данные измерений гамма-фона на местности и концентрации радионуклидов в воздухе, почве и воде непрерывно поступают всем контролирующим органам, в том числе и в Москву. Ежедневно сведения передаются и в средства массовой информации.
-Изучение влияния АЭС на окружающую среду проводится не только подразделениями самой станции, где разработана комплексная экологическая программа по десяти направлениям, — напомнила начальник отдела по охране окружающей среды О.И. Горская. — Этим занимаются также государственные контролирующие органы, научные и общественные организации Ростовской области.
Полученные данные позволили установить, что за прошедшие 10 лет радиационный фон в районе расположения Волгодонской АЭС не изменился!
С помощью математического моделирования развеян и миф о росте числа онкологических заболеваний из-за работы атомной станции. Как выяснилось, пик этих заболеваний пришелся на годы до начала работы АЭС, то есть в разгар использования угольных, мазутных и газовых котельных с их вредными выбросами и загрязнением атмосферы. В почве обнаружены пестициды и прочая «химия», тяжелые металлы. А что мы едим и пьем?
Мой частный вывод — рост заболеваемости связан с развитием урбанизации: именно в городах больше всего загрязняющих веществ в воздухе, воде, продуктах — формальдегидов, фенолов, частиц нефтепродуктов и т.п. Человек платит своим здоровьем за повышенный комфорт, бытовые удобства…
Отчасти с мнением специалиста можно согласиться. Например, недавняя паника садоводов по всему Дону из-за осыпания листвы с абрикосов была вызвана природными факторами. Но, обижаются атомщики, вот так и вспыхивают периодически разговоры о радиационных выбросах и их «пагубном» влиянии («яблоки не уродились, помидоры почернели»), поднимается волна слухов то о пожаре, то о взрыве на АЭС. Многие люди до сих пор уверены, что атомные электростанции выбрасывают в атмосферу огромные количества радиоактивных веществ или могут взрываться подобно атомной бомбе. Слушать об этом специалистам, по их признанию, и смешно, и горько.
-Если вас послушать, то радиация — это благо, в малых дозах даже полезна. Получается, РАЭС — от слова «рай»! — не без иронии ответили журналисты сотрудникам атомной станции. — Нужны не насмешки над страхами людей, а ПОНИМАНИЕ причин их тревоги, так как опасения населения не беспочвенны: практически ежегодно на атомных станциях мира происходят какие-то поломки и аварии, чего стоят только Чернобыльская и Фукусимская трагедии!
И где гарантии, что какой-нибудь слесарь дядя Вася не нажмет «не ту» кнопку или не откроет «не тот» вентиль на общую беду?
ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР
Разговор этот получил довольно откровенное продолжение во время встречи журналистов с директором Ростовской АЭС А.А. Сальниковым (назначен на должность в марте 2012 года, до этого работал здесь же главным инженером). Он не только отвечал на наши вопросы, но и задал встречный: «Как могут журналисты, не побывав на атомной станции и ничего не зная о её работе, писать статьи с «критикой» — без реальных фактов, на основании слухов?».
Не знаем, удовлетворил ли Андрея Александровича наш ответ, но мы как раз и приезжали на АЭС, чтобы увидеть все своими глазами, разобраться в ситуации.
Например, многих жителей региона настораживают различные новшества — повышение на 4% установленной проектом мощности первого энергоблока, планы по продлению от 12 до 18 месяцев топливного периода работы реактора без его остановки для перезагрузки части кассет с ураном-235. Не забыты ещё уроки Чернобыльской аварии, начавшейся в ходе одного из экспериментов.
К чести А.А. Сальникова, он не стал уходить от «лобового» вопроса: «Вы же не Господь, чтобы гарантировать безаварийную работу атомной станции?» Андрей Александрович согласен: конечно, атомщики — не боги, но как специалисты стараются свести все риски к минимуму и обеспечить безопасную эксплуатацию станции. Все изменения проводятся после многократных испытаний, после научного и технического подтверждения проектов. А.А. Сальников твердо заявил, что крупной аварии, подобной Чернобыльской, на Ростовской АЭС не будет. Об этом свидетельствуют и надежная работа коллектива за прошедшие годы, выполнение графиков планово-предупредительных и капитальных ремонтов, безупречное функционирование автоматических систем безопасности атомной станции.
К тому же научно-технический прогресс не остановить. Появляются новые, более совершенные и надежные материалы и оборудование, что позволяет повысить эффективность производства. Такова общемировая практика. И в первую очередь прорабатываются вопросы безопасности (кстати, на эти цели направляется около 40 процентов всех затрат на строительство станции). Принципиальные, наиболее важные вопросы атомщики выносят на публичные слушания, чтобы люди могли открыто обсудить проблемы.
Предупреждая очередной вопрос журналистов, А.А. Сальников отметил, что закупка материалов и оборудования проводится у надежных предприятий. Ещё на территории фирмы-производителя её специалистами совместно с атомщиками обеспечивается контроль качества закупаемого оборудования, запасных частей, а перед установкой на АЭС проходит повторная проверка (приемные испытания).
НЕТ РИСКА – НЕТ ЛЬГОТ?
Как оказалось, у надежной работы станции есть обратная, неприятная для жителей 30-километровой зоны сторона: государство теперь не платит волгодонцам «за страх», с 2002 года они лишились льгот по оплате коммунальных услуг, тариф на электроэнергию — общий (и, увы, немалый) для всей области.
По мнению А.А. Сальникова, вины атомщиков в том нет: себестоимость киловатта электроэнергии на Ростовской АЭС — около 60 копеек, а со всеми «накрутками» (налоги, Пенсионный и прочие фонды, плановая рентабельность) — менее одного рубля. Население платит 3 рубля 8 копеек. Почему так много? Но это уже вопрос к другим организациям и ведомствам, к той же региональной энергетической комиссии.
Между тем Ростовская АЭС наращивает свой вклад в экономику региона, в социальную сферу. Это не только электроэнергия для Юга России. К примеру, в прошлом году налоговые и прочие платежи волгодонских атомщиков в бюджеты всех уровней составили около двух миллиардов рублей!
Предприятие оказывает поддержку юным дарованиям, помогает в подготовке различных культурно-массовых мероприятий, строит дороги, поликлиники, многоквартирные жилые дома и десятки других социальных объектов.
По словам А.А. Сальникова, для постоянных сотрудников АЭС проблема с жильем решена, в том числе для служащих батальона внутренних войск МВД России. И вновь принятые работники могут рассчитывать на обеспечение квартирами в ближайшей перспективе, но не бесплатно, а на ипотечной основе. Есть и льготы для молодых специалистов — они могут приобретать жилье в рассрочку, без первоначального взноса.
Средняя ежемесячная зарплата на предприятии составляет 45 тысяч рублей. Есть свой профилакторий, куда для укрепления здоровья в обязательном порядке направляют всех работников. Действует физкультурно-оздоровительный комплекс. Есть и хорошая база отдыха за чисто символическую плату в 100 рублей на 3-4 дня. Используют атомщики и сеть санаториев, путевки выделяют прежде всего сотрудникам реакторного отделения, турбинного цеха и других основных служб.
При приеме на работу претенденты проходят строгий отбор. В основных цехах трудятся люди с высшим профильным образованием, то есть «физики». Если на рабочем месте случается какое-либо чрезвычайное происшествие, они понимают, что нужно делать, как делать и почему именно так.
Особенно рады здесь приезду специалистов после службы на атомном флоте. В г. Волгодонске даже возник клуб моряков-подводников, по инициативе которого построен малый храм в честь знаменитого адмирала — святого Ф. Ушакова. На площадке рядом с церковкой установлены колокола. Недалеко — тоже с участием Ростовской АЭС — возведено здание большого, высотой 57 метров храма Рождества Христова. В верхней части здания ещё идут отделочные работы, а в нижней, полуподвальной части расположилась церковь Серафима Саровского: в коридоре — выставка фотографий; стены в самом храме расписаны как древними иконописцами, много больших и малых икон, всюду — сияние позолоты. Великолепие убранства впечатляет, настраивает на торжественный лад.
Перед отъездом журналисты осмотрели храмы, нашим гидом был помощник волгодонского благочинного В.А. Ковтуненко. Он оказался и замечательным пономарем — порадовал нас на прощание мелодичным звоном церковных колоколов. Конечно, все сфотографировались на память, и в ответ на приглашение многие журналисты пообещали вновь приехать в гостеприимный город.
…На обратном пути домой мы ещё раз обратили внимание на то обстоятельство, что на отрезке автотрассы от Волгодонска до Семикаракорска практически нет никакого придорожного сервиса, хотя бы торговых точек. Видимо, даже коммерсанты до сих пор чего-то опасаются. Этот факт послужил основанием для мрачноватых шуток журналистов. Все-таки общественное мнение меняется очень медленно. В глазах многих жителей донского края Ростовская АЭС пока остается «гадким атомным утенком».
Между тем на середину 2015-го планируется ввести в промышленную эксплуатацию третий энергоблок, а в 2017 году будет подключен к Единой энергосистеме страны четвертый. Своим «родителям» — ученым, проектировщикам, строителям, эксплуатационникам – «гадкий атомный утенок» уже сегодня видится прекрасным лебедем российской и мировой энергетики.
Н. МИХАЛЕВИЧ.
Фото А. ДЬЯКОН.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий