подписка

Людмила Георгиевна Загибалова

«Чтобы быть хорошим преподавателем, нужно любить то, что преподаешь, и любить тех, кому преподаешь,»- писал Василий Ключевский. Эта известная мудрость как нельзя лучше характеризует профессиональную деятельность золотаревского педагога Людмилы Георгиевны Загибаловой. 

В первый раз шла она — молоденькая учительница начальных классов — в родную школу на торжественную линейку. Радостная, немного взволнованная, Людмила Георгиевна с нетерпением ожидала встречи со своими первоклассниками. А они уже собрались в школьном дворе — застенчивые девочки в белоснежных бантах, с пышными букетами цветов, серьезные, подтянутые мальчишки. Малыши оживленно знакомились с наставницей, друг с другом. Раздавался звонкий детский смех, а неподалеку, у школьного крыльца, отчаянно плакал мальчик. Подошла к нему Людмила Георгиевна, успокоила, расспросила. Выяснила, что Толя Яицков, так звали мальчугана, хочет идти в первый класс вместе с другом Вовой Кривоноговым. Но его не берут, потому что он на год младше приятеля. Не осталась равнодушной учительница к детской «беде», уговорила завуча школы М.С. Фролова принять мальчишку в первый класс. Толя и Вова обрадовались, сели за одну парту, учились с удовольствием. И дружбу свою пронесли через всю жизнь.

Полюбила детей Людмила Георгиевна еще в пору юности, когда она — прилежная, старательная школьница — занималась с малышами в подшефном классе. Дома возилась с детьми многочисленных родственников, знакомых. Играла с ребятами, помогала им делать уроки.

Неудивительно, что когда пришло время определяться с выбором будущей профессии, девушка решила стать учителем. Став студенткой вечернего отделения Таганрогского пединститута, работала няней в детсаду — стремилась к самостоятельности. Но в городе первокурсница пробыла недолго. Родители заболели, девушке пришлось перевестись на заочное отделение и вернуться в родной хутор. Ухаживала за отцом и матерью, преподавала в местной школе.

— Когда моя дочь Ирина пошла в первый класс, была очень застенчивой, — говорит жительница Золотаревки В.Л. Шут, — но Людмила Георгиевна смогла найти подход к ребенку. Характер моей девочки изменился. Даже командиром класса избрали Иру ребята.

— До конца дней своих буду благодарить Людмилу Георгиевну! — радостно восклицает ее односельчанка Т.Н. Лысенко. — Что было бы с моим внуком, если бы не она! Бросала свой огород, хозяйство, обучала ребенка на дому. Подружилась с мальчиком, научила его писать, рисовать левой рукой. И советы нам давала, как лучше вести себя с внуком. С душой она учила когда-то и мою дочь Ольгу. Привила ей такую любовь к своей профессии, что девочка пошла по стопам наставницы. Преподает сейчас в начальных классах.

— А я признательна Людмиле Георгиевне за то, что она учила нас ценить родную землю, — рассказывает бывшая ученица, бухгалтер местной школы Г.Л. Трацюк. — С учительницей мы ходили в Кривой Кут — красивое место неподалеку от хутора. Там наблюдали за природой, играли, пели у костра, стихи читали, много говорили о прошлом села.

Воспоминания Людмилы Георгиевны о тех временах прежде всего связаны с ее родителями. Раиса Гавриловна и Георгий Павлович Рябущенко были рабочими совхоза. Выращивали кукурузу в звене Героя Социалистического Труда Раисы Федоровны Горожаевой. Работали в две смены, получали высокие урожаи. Чтобы помочь родителям, летом в совхозе трудилась и их двенадцатилетняя дочь Людмила. Старалась облегчить родителям и домашние заботы: ухаживала за пуховыми козами, баранами, пропалывала грядки, ворошила сено…

По вечерам девушка вместе с мамой пекла аппетитные румяные булочки. До блеска начищала старинный самовар, растапливала его древесным углем. Чтобы он разгорался посильнее, надевала на трубу самовара сапог и качала им воздух, как мехом. А когда из-под крышки валил густой белый пар, смешиваясь с ароматами сдобы, мяты, чабреца, к столу спешила большая семья. За чашкой душистого чая говорили о работе в поле, в саду, во дворе и о новом доме, построенном всем хутором…

После ужина Георгий Павлович обычно доставал свою гармонь. В тишине наступающей ночи она звучала особенно красиво, заливисто. Старинные мелодии навевали на домашних покой, умиротворение. Раиса Гавриловна в это время принималась вязать. К ней подсаживалась Людмила. За работой мать и дочь обычно пели свою любимую «Скакал казак через долину». Так и пристрастилась Людмила к музыке, песне. Став учительницей, прививала любовь к ним своим воспитанникам.

— Людмила Георгиевна умела и на баяне сыграть с задором, и спеть с вдохновением, — вспоминает ее бывший ученик С.В. Мольчиц.- Устраивала для нас замечательные утренники. А уроки какие увлекательные проводила! Как-то, на занятии по математике мы так заслушались учительницу, что звонка не заметили.

— Ей всегда были интересны новшества в преподавательской работе, — говорит о героине нашего повествования директор Золотаревской школы Т.П. Харьковец. — Изучала технологии, направленные на сохранение здоровья детей. К примеру, освоила систему педагога-новатора, почетного работника общего образования Российской Федерации В.Ф. Базарного.

Она даже во время каникул не расставалась со своими питомцами.

Возила их по местам боевой славы в Ленинград, Севастополь, на Кавказ. Летом отправлялась с ними в детский оздоровительный лагерь в Кабардино-Балкарию.

Чтобы быть полезной ученикам, наставница совершенствовала личностные качества: занималась туризмом, регулярно участвовала в учительских турслетах, в соревнованиях по спортивному ориентированию.

Долгие годы руководила школьным методическим объединением учителей начальных классов, занималась наставничеством.

Почти сорок лет проработала Людмила Георгиевна в Золотаревской школе. Многие ее ученики стали преподавателями. К примеру, В.А. Мощенко, П.В. Табунщиков были ее воспитанниками еще в подшефном классе, потом стали учениками, позднее — коллегами по работе. Учителями начальных классов в родной школе работают бывшие ученицы Людмилы Георгиевны О.Н. Рябущенко (ныне Павлова), О.В. Лысенко (ныне Тищенко). И.В. Застава преподает здесь физику, ведет уроки физической культуры.

На родной земле трудятся её бывшие воспитанники: фермеры А. Кирнов, С. Савельев, стоматологом в хуторе работает С.В. Мольчиц, детской медсестрой — О.Л. Федькина, руководит местным домом-интернатом Л.Н. Бушуева, в этом же учреждении следит за состоянием здоровья проживающих медсестра С.А. Скоркина…

Людмила Георгиевна обучила немало семейных династий. К примеру, отца и пятерых детей Резуненко, троих сыновей и внучку Догадиных, Воронковых, Дружининых, Слизковых, Ковтунович, Астаховых, Деменчук, Мольчиц, Бабак, Водолазкиных… Да разве всех перечислишь?

Сейчас учительница — на заслуженном отдыхе, но не представляет своей жизни без школы. Замещает, если требуется, преподавателей, приходит на уроки своих бывших учениц, нынешних учителей. Наблюдает за их работой, поддерживает, наставляет.

— А когда остаюсь дома, тоже не скучаю — занимаюсь цветоводством, рукоделием, — рассказывает героиня нашего повествования. — Вечера провожу с соседями-пенсионерами. Собираемся на скамейке у дома, вспоминаем молодость, работу в школе, совхозе. Поем старинные казачьи песни, русские народные, украинские.

И снова заводит разговор о своих учениках.

— Иду по селу, и так приятно, что с уважением здороваются со мной и седовласые, и юные, и совсем малыши, — признается наша собеседница. — Именно дети, сотрудники школы первыми пришли, когда в мой дом постучалась беда… И сейчас каждый день после уроков навещают меня ребята. Не забывают и студенты. Приезжают в хутор на каникулы — приходят ко мне. Со многими переписываюсь по Интернету. Ребята делятся со мной радостью своих достижений, переживаниями, просят совета, не таят мечты. Нет у меня бывших учеников — они всегда настоящие мои воспитанники!

Ю. НИКОЛАЕВА.

Фото автора.


Комментарии

Один комментарий

  1. Наталья on 16 декабря 2011 19:49

    Мда…. Сельская учительница-пенсионерка удостоилась мало того, что огромного пространного текста ни о чем, так еще и бесчисленных потуг автора на «витиеватость слога». Такое активное инверсирование разве что у писателей времен свирепствующего соцреализма встретишь. И еще — вот этот исполненный тонкой ностальгии абзац про самовар и сапог. Он-то, конечно, по своему хорош, но к чему он тут?
    А информационный повод-то какой???

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий