slider

За веру отцов, за честь родного погона

  • Комментарии к записи За веру отцов, за честь родного погона отключены
  • 52

Известно, что нынешний год на Дону объявлен годом атамана Платова, и по всей Ростовской области проводятся мероприятия казачьей тематики. К этой работе, конечно же, подключились и средства массовой информации: они не только освещают события, но и сами разрабатывают информационные проекты, связанные с юбилеем. К примеру, наша районная газета объявила для читателей акцию «Мы казачьего все рода!», приглашая земляков рассказать о своих предках-казаках. Эта тема и позвала нас в дорогу. Правда, речь пойдёт не о предках, а о их продолжении — новом поколении ребят, решивших со школьной поры посвятить себя казачеству и свойственной ему военной стезе.

А отправились мы в г. Шахты, где уже двадцать лет в казачьем кадетском корпусе имени генерала Я.П. Бакланова, помимо основного образования, мальчишки получают знания о православной культуре, истории, о донских традициях и большое внимание уделяют физической подготовке. В этом корпусе учатся сегодня и трое семикаракорских ребят.

Прибыв по адресу, мы увидели мрачный высокий бетонный забор, из-за которого просматривались лишь синяя крыша большого здания и купола деревянной церквушки. Что же там — за ограждением? Почему-то представились такие же унылые стены казарм, серый плац и запустение. Учреждение закрытого типа. У входа нарисован российский солдат у военной машины, а на стене проходной ровным почерком выведена фраза: «Служить России суждено тебе и мне!», говорящие о специфике заведения. Нас пропустили на территорию только после разрешения руководства корпуса. А когда мы вошли во двор, поняли, что всё не так, как представлялось. Плац есть, он находится перед опрятным зданием корпуса, построенного буквой «П». Много зелени, чистые, вымощенные плиткой тротуары, цветочные клумбы, симпатичные скамейки для отдыха, огромная современная спортивная площадка, рядом настоящий самолёт Су-24 — он служит как памятник и как учебный экспонат, есть здесь и другие, скажем так, тренажёры: кабина вертолёта, БТР…

В углу двора — ладная деревянная церквушка. Её посещают кадеты и их наставники. Потом мы узнали, что она названа в честь Святого царственного страстотерпца цесаревича Алексея. И неслучайно — цесаревич Алексей Николаевич Романов по рождению был назначен Верховным атаманом всех казачьих войск. Эту должность учредил в 1827 году император Николай I, и после расстрела царской семьи в 1918-м она до сих пор остается незанятой.

В корпусе нас встретила заместитель директора по учебно-воспитательной работе Ирина Геннадьевна Чертова и повела на экскурсию по просторным светлым и чистым коридорам. Первым нам повстречался часовой, как полагается, с винтовкой, он дежурил в фойе у бюста Я.П. Бакланова, чьё имя носит корпус. Мы вежливо поздоровались с парнем, стоявшим по стойке «смирно».

— Увы, часовой вам не ответит, по уставу не положено, — тут же оправдала педагог молчание кадета, у которого после приветствия гостей на лице даже мускул не дрогнул.

Одна из стен фойе плотно увешана грамотами и дипломами, они здесь же и в стеклянных витринах, рядом огромный стеллаж с кубками: образовательное учреждение не раз становилось победителем и призёром различных состязаний, в том числе за звание «Лучший казачий кадетский корпус». Дальше на стенах коридоров — портреты казачьих атаманов, участвовавших в важнейших событиях истории России. Их жизнь и подвиги ребята изучают на уроках истории.

Наш визит пришёлся на первую половину дня, как раз шли уроки, поэтому в здании было тихо. Пока ребята занимались, мы пообщались с завучем. Она рассказала нам, что учатся здесь только мальчики, сегодня их около 220. И, чтобы поступить в корпус, они проходят непростой отбор.

Принимаем ребят с шестого класса, — объясняет Ирина Геннадьевна. — Приходят ученики и старше, но таких мы берём, только если есть места, так как изначально классы уже сформированы. Первым делом комиссия рассматривает физическое состояние ребёнка: группа здоровья должна быть первой. Обязательно учитывается психологическая готовность к обучению. Если у парня нет желания и мотивации здесь учиться, его держать не станут — просто-напросто не будет толку. Поэтому первым делом психолог проводит тестирование, собеседование с детьми и родителями. Затем ребята сдают обычные школьные нормативы по физкультуре, экзамены по математике и русскому языку. И надо отметить, проходят не все. Бывает, на вступительных испытаниях получают двойки даже те, кто хорошо учился в школе — проявляется разница в качестве образования. Приходят к нам ребята и после девятого класса — доучиваться два года в спартанских условиях, чтобы потом легче было поступить в высшее военное учебное заведение.

Ирина Геннадьевна рассказала, что их выпускники поступают в самые разные вузы. Чаще в санкт-петербургские — Военную артиллерийскую академию, Академию связи, Петра Великого в Москве, Институт береговой охраны ФСБ в Анапе, высшее военное-морское училище в Севастополе, Омский автобронетанковый инженерный институт… Ребятам выдают целевое направление и в вузы Ростовской области — в новочеркасский Южно-Российский государственный политехнический университет, в ЮФУ, мединститут и ДГТУ. При них есть военные учебные центры.

В шахтинском кадетском корпусе учатся ребята из донского региона, Ставрополья и Кубани.

Основное образование — как в обычной школе, только с упором на физику, математику и информатику. Все дополнительные занятия нацелены на подготовку к дальнейшей военной службе. Например, полиатлон, в который включено несколько видов спортивного многоборья. А легкая атлетика, плавание, стрельба — основа военного многоборья. Помимо этого, ребята занимаются гиревым спортом, рукопашным боем по системе Кадочникова, работает военно-патриотический клуб «Пластун» — школа разведчика, есть морское дело, планерная школа, парашютный спорт. Есть театральные студии и музыкальные кружки. Словом, занятия на любой вкус.

Режим дня у кадетов жесткий. Ирина Геннадьевна так и сказала: поэтому и нужны хорошая физподготовка и отменное здоровье, иначе выдержать его сможет не каждый.

— Ребёнок с половины седьмого утра и до десяти вечера на ногах, — объясняет педагог. — Он не может, как дома, пойти полежать на диване, заглянуть в холодильник, достать чего вкусненького перекусить. У нас чётко: завтрак, обед и ужин по расписанию. А если уж невмоготу, прибегают в столовую, где почти всегда стоит миска с нарезанным хлебом. Возьмут кусок, присолят, жуют и радуются.

А режим у кадетов такой. Подъём в 6.30, зарядка, наведение порядка, завтрак, а в 8.15 уже развод на занятия — до двух часов дня. В два — обед, после которого десять минут на мелкие нужды, и до трёх часов — строевая подготовка. Сейчас, например, кадеты готовятся к параду Победы, в котором Шахтинский корпус участвует ежегодно. В основном, конечно, военную выправку показывают старшие ребята, начиная с восьмого класса.

В три часа мальчишки усаживаются за уроки, а с пяти отправляются в секции и кружки, о которых мы говорили выше. В семь вечера — ужин, потом снова либо допобразование, либо занятия с воспитателем в классе, свои какие-то дела — это где-то до девяти. Потом вечерняя поверка и в 22.00 отбой.

Мы полюбопытствовали, где ребята находятся после отбоя. По дороге к одной из спален увидели в коридоре дневального. С утра до вечера дежурные следят за порядком, помогают, если нужно кого-то пригласить или проводить. Мы познакомились с ним. Сёма, светловолосый, улыбчивый кадет лет тринадцати, сидел за столом с тетрадками — совмещал дозор с выполнением домашнего задания. Потому что, как сказала завуч, дежурство — это не причина не знать, что в это время проходили на уроке. На мальчугане форма и чёрный берет. Оказывается, его обычно выдают в девятом классе, но Сёма заслужил его уже в седьмом.

— Это высшая форма отличия, как краповый, — улыбается Ирина Геннадьевна. — Чтобы его получить, необходимо сдать определённые спортивные нормативы. Вот Сёма достиг хорошей физической подготовки раньше своих сверстников. Да и учится он хорошо, молодец!
Сёма признался нам, что, может, сначала и скучал по дому, но уже привык, и целенаправленно движется к цели — в дальнейшем служить в ФСБ.

Попрощавшись с дневальным, мы подошли к спальне. В светлой комнате одиннадцать коек-близнецов: их не отличить, потому как они одинаково идеально заправлены. Рядом с каждой — тумбочка и табурет. Никаких лишних предметов, чистота и порядок.

На одной из стен — наполовину пустые шкафчики для одежды. Кроме фуражек и камуфляжной формы — ничего. Такое ощущение, что комната только ждёт заселения.

— Так они здесь, считай, и не живут, — отвечает на наш немой вопрос завуч. — Переночевали, порядок навели и по делам. Рядом находятся душевая и туалетная комнаты. Водим ребят в баню, правда, обычно зимой, она на территории.

— Наказывать ребят приходится? — продолжили мы беседу, поменяв тему разговора.

— Бывает, конечно, — кивает Ирина Геннадьевна. — Если провинился — двор у нас большой, работа всегда найдётся. Но самое жесткое — это, понятно, отчисление. Такое решение принимает совет корпуса. А ещё снятие погон на испытательный срок. Погоны ребята носят с первого года обучения. В шестом классе они зелёного цвета, да и ученики пока считаются воспитанниками. Через год на торжестве, посвящённом Дню корпуса (отмечают его на Покрова), их посвящают в кадеты.

Пока мы продолжали путь, началась перемена. В коридорах появился небольшой гул — кадеты вышли из аудиторий. Но ни криков, ни беготни, как на перерывах в обычных школах, мы не заметили. Ребята группами (в классах от 15 до 23 человек) стояли возле кабинетов и спокойно общались. Мы зашли в аудиторию, где занятия проводила Елена Васильевна, классный руководитель наших двоих семикаракорских учеников Юры и Андрея Устименко, и попросили рассказать про ребят. Учитель, улыбаясь, сказала, что поведение их ещё требует совершенствования, но заверила, что способы воспитания обязательно найдутся, ведь учатся они только первый год.

— Юра с Андреем у нас совершенные оптимисты, — шутит Елена Васильевна. — У них всегда, как говорится, стакан наполовину полон. Смышлёные, учатся хорошо, правда, неохотно. А если набедокурят, смотрят в глаза и честно обещают исправиться, заверяя, что «ничего страшного и не произошло, подумаешь». В общем, нормальные, подвижные мальчишки-озорники.

И мы встретились с ними буквально сразу, вызвав на несколько минут с очередного занятия. Ребята абсолютно одинаковой внешности сначала были с нами немногословны, немного робели, а потом разговорились. Рассказали, что до шестого класса учились в СОШ №3 в одном классе с Сашей Овчинниковым, который сегодня тоже перешёл в кадетский корпус. Но теперь они в параллельных классах. Заверили, что спокойно нашли здесь общий язык со сверстниками. Признались, что была пара стычек за отстаивание прав за «место под солнцем», но всё обошлось, и теперь их класс — «банда». В хорошем смысле этого слова: все дружат и находят общий язык. В каждом классе, кроме классного руководителя, есть воспитатель. Это обязательно мужчина — военный офицер. Он следит за дисциплиной и всем остальным, что может произойти в большой семье мальчишек.

— Он для вас, как отец?
— Ну да, — отвечает Андрей. — Мы приходим к Анатолию Павловичу за советом или пожаловаться.
— И часто жалуетесь?

— Теперь нет. Каждый раз после очередной ссоры он объявлял общее построение и долго «читал лекции» — учил нас жизни. Поэтому желание ябедничать быстро отпало. Научились решать свои проблемы сами.

Братья, хоть и близнецы, характеры у них, как часто бывает, совершенно разные. Один шустрее, другой флегматичнее. Если Андрею больше нравится математика, то Юра, скорее, гуманитарий. В кадетский корпус пришли охотно. Андрей нас заверил, что уже с четвёртого класса хотел стать военным. Мечтает попасть в элиту Вооруженных Сил — спецназ. А вот Юра больше настроен в дальнейшем охранять общественный порядок, служа в полиции следователем.

Среди дополнительных занятий братья выбрали полиатлон, Юра к этому добавил гиревой спорт.

По дому ещё немного скучают, хоть ездят туда каждые выходные, — тяжело первый год привыкать к военной дисциплине. Дома мама балует сыновей всякими вкусностями, разрешает есть то, чего не дадут в корпусе, например, любимые чипсы. Весь субботний вечер мальчишки проводят в интернете, а воскресным утром отсыпаются. Кстати, об интернете: в корпусе кадетам строго-настрого запрещено пользоваться смартфонами. Дети их сдают, возвращаясь из дома. И позвонить родителям разрешают лишь два раза в неделю.

Во время разговора с ребятами мы услышали по внутреннему громкоговорителю объявление: «построение на плацу на следование на второй завтрак». И близнецы отправились за положенными соком и вафлями.

После перекуса к нам пришёл третий воспитанник из Семикаракорска — Александр Овчинников. На уроке он писал ВПР по биологии, поэтому присоединиться раньше к нашей беседе никак не мог.

Саша небольшого роста, но уже с военной выправкой и серьёзным выражением лица. Его зелёные погоны отличаются белыми лычками, которые указывают на то, что он старший в классе, по-казачьи — «приказный». Кстати, все педагоги корпуса тоже носят погоны. Например, Ирина Геннадьевна, завуч — есаул, а вот классный руководитель наших шестиклассников — подъесаул, директор корпуса В.А. Бобыльченко — казачий полковник. Все учителя состоят в шахтинском казачьем обществе. Среди кадетов старший — атаман, сейчас это десятиклассник, главного из ребят выбирают каждые полтора года. Саша рассказал, что и он старший ненадолго: по правилам в классе все должны попробовать себя в этом звании — уметь следить за дисциплиной, успеваемостью и общим порядком.

Почему пришёл в кадетский корпус? Старший брат Иван учится в военном центре при ДГТУ. А ещё у Саши дед — подполковник в отставке Александр Иванович Ратушняк.

— Когда я приезжал к дедушке, он живет в другом городе, тот показывал свои награды, мундир, фотографии, — объясняет свой выбор наш юный земляк, — много интересного рассказывал о своей службе, о долге перед Отечеством. И мне после его рассказов тоже очень захотелось стать военным. Я сам попросил родителей отдать меня в кадетский корпус. Сначала мы приехали сюда на День открытых дверей — мне всё понравилось, решил поступать.

— Не разочаровался в своём выборе?

— Нет, мне нравится. Здесь всё устроено, как надо, — со знанием дела заверил нас Саша. — Нас кормят, одевают, учат всему полезному, что может пригодиться в будущем, большой выбор дополнительных занятий. Для себя я выбрал морское дело, спортивное ориентирование, полиатлон, занимаюсь робототехникой и игрой на барабане. Как всё успеваю? Наверное, потому что в корпусе составлен правильный распорядок дня. Даже немного свободного времени остаётся. Бывает, нас водят на экскурсии в музеи, Шахтинский драмтеатр. Люблю читать и на это выкраиваю время.

Из всего услышанного и увиденного мы сделали вывод, что у кадетов Шахтинского казачьего корпуса очень насыщенная жизнь, причём она заполняется только полезной, нужной деятельностью. Молодёжь не слоняется без дела по улицам, не окунается с головой в недра «развлекательного» интернета, а подбирает для себя занятия, развивающие умственные и физические способности, и уделяет этому всё свободное время. Здесь молодые люди познают важные ценности: что такое казачья доблесть и Отечество, семья и православие, нравственность и трудолюбие. Словом, из них воспитывают настоящих мужчин.

А. ДЬЯКОН.

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта