«МЕГАПРОЕКТ» ХОРОШ, НО НУЖНА МАТЕРИАЛЬНАЯ БАЗА

пионеры
Много лет отдал педагогической работе А.И. Константинов, руководивший до недавних пор оркестром народных инструментов в Доме детского творчества. Александр Иванович по-прежнему остается неравнодушным человеком, интересуется положением дел во всех сферах жизни.

— По своей сути и значимости идея главы нашего района Виктора Николаевича Талалаева о формировании единого центра информации хороша, — высказал свое мнение А.И. Константинов. — На единой базе можно было накапливать и исследовать самые разные материалы — исторические, археологические, этнографические, культурные и спортивные, а также сведения о природе донского края, развитии районной экономики и социальной сферы.
Неутомимый местный археолог С.Ф. Токаренко первым подключился к работе по реализации этого «мегапроекта». Недавно Сергей Федорович поднял большую тему — о геологической истории донского края, которая позволила разгадать многие тайны — как формировался современный рельеф нашего района, почему Дон и другие реки так часто меняли свои русла, отчего подземные воды соленые и в степи можно обнаружить древние акульи зубы и другие самые неожиданные находки.
У нас в районе есть немало любителей краеведения, в частности, школьники готовят неплохие материалы по истории родных станиц и хуторов, пытаются восстановить семейное древо… Но ведущую роль продолжает играть сам С.Ф. Токаренко, опубликовавший ряд статей по археологии в научных сборниках и печатных СМИ. Он ежегодно пополняет свою коллекцию новыми находками, позволяющими закрыть «белые пятна» истории заселения и освоения людьми донских степей.
Но самое главное — надо сохранить эти знания, материалы, чтобы и наши внуки и правнуки могли увидеть всё своими глазами и продолжить начатые исследования истории донского края — живой частицы планеты Земля…
К сожалению, многое безвозвратно утеряно в былые годы. А.И. Константинов привел примеры таких потерь, рассказал о некоторых событиях, свидетелем которых он стал.
— Года три назад в районной газете был опубликован краеведческий материал семикаракорской школьницы о создании и работе Дома пионеров в нашем районе, — рассказывает А.И. Константинов. — Так вот, в январе 1946 года на заседании исполкома районного Совета было принято решение о финансировании ряда затрат на содержание нового детского учреждения, но ни тогда, ни в более поздние годы так и не был решен вопрос о выделении здания или о строительстве Дворца пионеров, как сделали в других городах и станицах (причем строили их обычно в центре, а не на отшибе, и лозунг был такой: «Всё лучшее — детям!»).
Отсутствие типового здания отрицательно сказалось в дальнейшем на всей работе учреждения. Первые руководители Дома пионеров в конце сороковых — начале 50-х годов Х.И. Долгополова, А.Ф. Чумакова и М.С. Трифонова собрали огромный краеведческий материал, которому ныне цены бы не было, особенно учитывая тот факт, что в годы Великой Отечественной войны многие документы государственных и ведомственных архивов были уничтожены. Женщины много раз просили выделить помещение для хранения материалов и оформления выставочных экспозиций, но поддержки не получили.
Меня в 1967 году принимала на работу в Дом пионеров Р.А. Трифонова. Раиса Андреевна к тому времени 17 лет вела краеведческую работу и продолжала хождения по начальственным кабинетам (райком партии, райисполком, райком комсомола), добиваясь выделения помещения для организации музея. А тут ещё я привез кучу музыкальных инструментов — где их хранить, где вести занятия с детьми?
Находились мы с отделом образования в одном здании: в коридоре сидела секретарь отдела Н. Черненко и там же я вел музыкальные занятия с детьми. По сути, мы мешали друг другу, но ничего поделать не могли. Р.А. Трифонова успокаивала — мол, потерпите, добьюсь своего — вопрос будет решен.
Но однажды я увидел крайне расстроенную, со слезами на глазах Раису Андреевну. Оказывается, ей предложили уволиться с должности «по собственному желанию», так как она была беспартийной. Буквально через пару дней меня попросили помочь водителю сдать из подвала на склад в макулатуру архив районного отдела образования. Кстати, подвал никогда не отапливался, там было сыро, на полу постоянно стояла вода.
Мне предстояло помочь в разгрузке макулатуры. Когда мы приехали на склад, открыли борт кузова машины, я увидел в ворохе бумаг многочисленные альбомы в бархатных обложках. Я листал их и удивлялся обилию самых разных документов прошлых лет. А рядом валялись десятки картонных «раскладушек» — выставочных складных стендов с фотографиями. Водитель стал возмущаться, что я ему не помогаю — читаю… Сдали мы в макулатуру около 450 килограммов «бумаги». Хотелось бы, чтобы такое черное дело с бесценными краеведческими материалами больше никогда не повторилось.
Место Р.А. Трифоновой заняла молодая выпускница Азовского педучилища Л.А. Сидненко. Говорили, что Людмилу Александровну по распределению должны были направить на работу в Коми АССР, но, мол, у неё были хорошие связи в комсомоле и её назначили директором нашего Дома пионеров, хотя и знали, что на данной должности находится замечательный человек.
Как бы то ни было, Л.А. Сидненко вообще не занималась поисковой работой, а вскоре ушла работать школьным учителем. В дальнейшем я устал считать своих руководителей — их сменилось за время моей работы более двадцати человек. Запомнилась Александра Сорокина, которая попыталась возродить краеведческие исследования и, наверное, могла бы многое сделать, но тоже ушла (или её «ушли»?). Вакансия руководителя не пустовала, но поисковая работа в итоге была заброшена.
В результате наш краеведческий музей, наверное, самый нищий на Дону, особенно в сравнении с раздорским этнографическим музеем-заповедником. Там — не хоромы, но и не на «квартире» находится учреждение. А у нас только в 1997 году краеведческий музей заявил о себе.
В нынешнем Доме детского творчества, не имеющем постоянного пристанища, по-прежнему нет условий для исследования собранных материалов и организации выставочных экспозиций. Для оркестра народных инструментов выделяли комнату в СОШ №3, помещение даже не отапливалось: ребята походили на занятия да потихоньку бросили. Было это лет пять тому назад.
Конечно, лепка и вязание — дело хорошее, но в Доме творчества нужно развивать и другие направления деятельности, в том числе музыкальные, технические кружки, чтобы занять делом мальчиков. Иначе вырастут мужчины, не способные даже забить в доме гвоздь. А виноваты в этом мы, взрослые.
У меня дома есть неплохая коллекция струнных инструментов, собранных за 40 лет. Для экспозиции нужна большая комната, но пока ими могут полюбоваться внуки, друзья и мои гости. В сарае ржавеют, приходят в негодность другие музыкальные инструменты. Никому не нужны? А ведь придет пора, когда они будут востребованы нашими потомками.
Местом для этих музыкальных инструментов должен был стать музей в Доме детского творчества. Там можно и рассказывать о них, и показать инструменты в работе, проводить тематические концерты и другие мероприятия. В наш век «цифры», электронной музыки многие дети с удивлением смотрят на все эти тромбоны, ксилофоны, трубы, свирели и прочий «хлам» и не знают интереснейшей истории инструментов, не умеют играть и порой даже не представляют, какие прекрасные мелодии исполняли на них музыканты ещё в недавнее время.
В нашем районе в последние годы произошло много добрых изменений, развивается строительная сфера. Вот и хотелось бы предложить: может, настала пора возвести в нашем районе Дворец народного творчества?
Н. МИХАЛЕВИЧ.

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта