подписка

«ПОЧТИ КАЖДЫЙ ВТОРОЙ БЫЛ УБИТ ИЛИ РАНЕН»

27 января 2014 | Комментарии к записи «ПОЧТИ КАЖДЫЙ ВТОРОЙ БЫЛ УБИТ ИЛИ РАНЕН» отключены

27 января — День полного освобождения Ленинграда от блокады

блокада27 января исполнится 70 лет со дня полного освобождения Ленинграда от блокады. Блокада города длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года) — 872 дня. О ней написано много книг, снято немало художественных и документальных фильмов, воспоминания очевидцев о блокаде сохраняются практически во всех музеях страны. Есть свидетельства защитников Ленинграда и в Семикаракорском историко-краеведческом музее. В его фондах хранятся документы, награды, биографические данные наших земляков, принимавших участие в боях за северную столицу. Одним из ценных экспонатов музейной коллекции являются воспоминания Петра Ивановича Шиколенко, много лет работавшего в Семикаракорской школе № 1 учителем истории. Пять листочков машинописного текста — сдержанный рассказ человека, участвовавшего в обороне Ленинграда с первых дней блокады, — передала нашему музею дочь ветерана, Татьяна Петровна Носачева. Сотрудники музея предоставили нам копию этих воспоминаний для публикации.

«Родился, — пишет Петр Иванович в своих воспоминаниях, — 12 июля 1917 года в х. Ленине Белокалитвенского района Ростовской области. Учился в Ленинской школе. В 1933 году поступил учиться в Новочеркасский педагогический техникум, закончил его в 1936 году.

Работал учителем начальных классов в Русской неполной средней школе Куйбышевского района Ростовской области с 1936 по 1938 годы… в Вооруженные Силы страны был призван в ноябре 1938. Учился в Смоленской полковой школе младших командиров, которую закончил в 1939 году.

Служил в 204-м стрелковом полку Первой Краснознаменной стрелковой дивизии в должности командира взвода.

Летом 1940 г. участвовал в освободительном походе Советской Армии в Прибалтику. Служба в Литве проходила недалеко от Клайпеды, которая была захвачена Германией в 1939 г. Мы учили солдат, как защищать Родину, строили укрепления, аэродромы, сооружали противотанковые рвы, доты.

Начался 1941 год — чувствовалось приближение войны. Почти каждый день, каждую ночь были боевые тревоги, походы и учения. Тревожное было время…

Войну я встретил в Плунге (Тельманский уезд Литовской ССР) в 12.00 22 июня 1941 года…

…В начале войны фашисты имели большое превосходство в солдатах, в количестве самолетов, артиллерии и танков, минометов и автоматов. Они начали нас теснить, стремились окружить наши части, уничтожить или принудить сдаться. С тяжелыми боями, защищая каждый метр советской земли, мы вынуждены были отступать. 27 июня 1941 года, на пятый день войны, разгорелся тяжелый, горячий бой у одного из литовских поселков: мы находились в обороне, немцы непрерывно атаковали. Нам удалось удержать населенный пункт, уничтожить много фашистов. Но после боя мы сами не досчитались многих своих солдат и командиров. В каждом батальоне, роте, взводе половина состава была или ранена, или убита…

Наш 204-й полк вместе с другими частями Советской Армии вынужден был отступить из Литвы в Латвию, а потом в Новгородскую и Ленинградскую области.

Фашисты были очень сильным и коварным врагом. Днем и ночью, без сна и отдыха, а часто и без еды, мы вели бои, оборонялись… Война все более разгоралась. Уже к 1 июля 1941 года фашисты подошли к Риге… Мы стремились во что бы то ни стало отстоять город… 3 июля я был ранен (осколочное ранение в руку и ногу). Лечился в Казанском госпитале, а после выздоровления был зачислен в 453-й стрелковый полк 177-й стрелковой дивизии. 16 августа 1941 года наша часть из Казани была направлена на фронт под Ленинград.

С большими трудностями, на баржах по Ладожскому озеру мы были доставлены в Ленинград в сентябре 1941 г. Тогда и началась 900-дневная блокада города.

Трудно, очень трудно пришлось защитникам и жителям города, детям и старикам. Все дороги были перерезаны, единственная связь его с Родиной — через Ладожское озеро…

Совершая ночью 19 сентября 1941 года марш-бросок на 50 км к югу от Ленинграда, наша часть заняла оборону на реке Неве у населенного пункта Невская Дубровка. Здесь мы защищали Ленинград, день за днем сражались с фашистами, истребляли их. Немцы выдохлись, тоже перешли к обороне — окопались, построили блиндажи, землянки, вкопали танки… Они стремились уморить нас и ленинградцев голодом, холодом, бомбежками…

Ленинградцы и его защитники жили в постоянном нервном напряжении. Обстрелы города велись из дальнобойных орудий. С 4 сентября по 30 ноября 1942 года город обстреливался 272 раза, общая продолжительность обстрелов — 430 часов. Ленинградцы порой почти сутками оставались в бомбоубежищах. 15 сентября 1941 года обстрел длился 18 часов 32 минуты, 17 сентября — 18 часов 33 минуты. Всего за период блокады по Ленинграду было выпущено около 150 тысяч тяжелых снарядов. Но город Ленина стоял, держался и героически сражался… В результате бомбежек и обстрелов в течение 872-дневной блокады было убито 16747 и ранено 33782 мирных жителя.

Находясь на фронте под Невской Дубровкой, наша часть вместе с другими полками и дивизиями мужественно и героически обороняла подступы к городу, не допуская к нему фашистов. Мы всячески срывали их планы, сами от обороны переходили в наступление — стремились прорвать оборону немцев вокруг города и гнать врага дальше от Ленинграда. Так случилось 7 ноября 1941 года. Мы находились на правом берегу Невы у Невской Дубровки, фашисты — на левом. Нам была поставлена боевая задача — переправиться через реку на любых плавсредствах, захватить участок земли на левом берегу, закрепиться, создать плацдарм и повести дальше наступление. В этой операции участвовал и я. Под прикрытием ночи мы успешно высадились на противоположном берегу и уже днем пошли в наступление. Оно продолжалось несколько дней и было успешным. Мы продвинулись на 3-5 км от реки и овладели немецкими укреплениями 1-ой полосы. В этом бою мы потеряли много товарищей. Почти каждый второй был убит или ранен, но мы испытывали особое чувство от этой небольшой нашей победы. За переправу и успешные наступательные операции многие бойцы и командиры были представлены к наградам. В том числе и я. Меня наградили медалью «За боевые заслуги»…

В ноябре — декабре 1941 года в районе Невской Дубровки наши части вели новые наступательные бои, во время одного из них я был тяжело ранен в левую ногу осколком мины — с повреждением костей и нерва. Это произошло 17 ноября. В полевом госпитале мне удалили осколок, очистили рану и отправили в госпиталь в Ленинград, в котором я находился до 18 февраля 1942 года.

В страшную блокадную зиму 1941-42 гг., когда город оказался без электричества, а в лед на его улицах вмерз транспорт, не действовал водопровод: местные жители, военные, раненые были вынуждены ходить за водой на Неву. Воду везли в бидонах, ведрах, кастрюлях — кто в чем мог. В это время ленинградцы получали самую малую норму хлеба: рабочие — 250 г, а остальные — 125… Раненым полагалось по 300 г, воинам на передовой — 400 г. Хлеб был низкого качества, с примесями ячневой и овсяной муки, а затем и отрубей, соевой муки, жмыха… Люди, пытаясь утолить голод, жевали бумагу, вату, слизывали мел со стен — ели все, что могли найти…

Гитлеровское командование отдавало несколько приказов о взятии города, но Ленинград, отбивая все атаки врага, продолжал стоять. 29 месяцев фашистские войска терзали город, но ни холод, ни голод — ничто не смогло сломить дух мужественных защитников города и его жителей.

Много героических подвигов было совершено тогда. Сержант Скуридин, рядовые Ермак и Молодцов повторили подвиг Матросова, закрыв своими телами амбразуры фашистских дзотов. Наш земляк, летчик С. Здоровцев, защищая Ленинград, пошел на таран вражеского самолета.

Город был освобожден от блокады только 27 января 1944 года. В этот день в Ленинграде был дан из 324 орудий торжественный салют, возвестивший всему миру о разгроме фашистских войск на Неве. Два с половиной года гитлеровцы стояли у ворот осажденного города, но так и смогли войти в него. Потом, после снятия блокады, около 10 тысяч немцев под конвоем солдат Советской Армии прошли по ленинградским улицам в качестве пленных.

Очень дорого обошлась нашему народу героическая блокада города на Неве. Более 900 тысяч советских воинов сложили свои головы в жестоких боях за Ленинград. Среди павших немало и наших земляков: Михаил Юносов из ст. Кочетовской, Федор Москвич и Алексей Шапкин из х. Жукова, Иван Шкодин из Вислого и многие другие.

Меня, раненого, в феврале 1942 года эвакуировали из Ленинграда на большую землю. Я попал в госпиталь № 3174 в Магнитогорске, где находился на излечении до 19 сентября 42-го. После выписки меня признали непригодным к военной службе, инвалидом Отечественной войны 3-й группы. Из Магнитогорска я выехал в Самарканд (Узбекская ССР), поступил учиться в учительский институт на исторический факультет. Окончил его в 1944 году с отличием и выехал в Ростовскую область.

Меня направили учителем истории и Конституции в Семикаракорскую среднюю школу, где с 27 сентября 1944 по 1 сентября 1978 года я работал на разных должностях…»

Заканчиваются краткие воспоминания Петра Ивановича перечислением полученных им наград: медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», орден Оечественной войны I степени.

По данным на 1 января 1941 года, в Ленинграде проживало чуть менее трёх миллионов человек. Для города был характерен более высокий, чем обычно, процент нетрудоспособного населения, в том числе детей и стариков.

Эвакуация жителей города началась уже 29.06.1941 (первые поезда) и носила организованный характер. В конце июня была создана Городская комиссия по эвакуации. Началась разъяснительная работа среди населения о необходимости выезда из Ленинграда, так как многие жители не хотели покидать свои дома. До германского нападения на СССР никаких заранее разработанных планов эвакуации населения Ленинграда не существовало. Возможность достижения немцами города считалась минимальной.

За время второго периода эвакуации — с сентября 1941 по апрель 1942 года — из города, в основном по «Дороге жизни» через Ладожское озеро, были вывезены около 659 тысяч человек.

С мая по октябрь 1942 года из города вывезли 403 тысячи человек — третья волна эвакуации. Всего же за период блокады из города были эвакуированы 1,5 млн человек.

В первые месяцы блокады на улицах Ленинграда было установлено 1500 громкоговорителей. Радиосеть несла информацию для населения о налётах и воздушной тревоге. Знаменитый метроном, вошедший в историю блокады Ленинграда как культурный памятник сопротивления населения, транслировался во время налётов именно через эту сеть. Быстрый ритм означал воздушную тревогу, медленный ритм — отбой.

Число жертв голода стремительно росло — каждый день в Ленинграде умирало более 4000 человек, что в сто раз превышало показатели смертности в мирное время. Были дни, когда умирало 6—7 тысяч человек. Только в декабре 1941 года умерло 52 881 человек, потери же за январь—февраль — 199 187 человек. Мужская смертность существенно превышала женскую — на каждые 100 смертей приходилось в среднем 63 мужчины и 37 женщин. К концу войны женщины составляли основную часть городского населения.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий