подписка

«РАЗВЕ ТАКОЕ ЗАБУДЕШЬ?..»

24 января 2014 | Комментарии к записи «РАЗВЕ ТАКОЕ ЗАБУДЕШЬ?..» отключены

К 71-й годовщине освобождения Семикаракорского района

 IMG_3404

Районка не раз публиковала воспоминания ветеранов Великой Отечественной, тружеников тыла, детей войны. Только на моей журналистской памяти несколько десятков таких бесед и опубликованных заметок… И каждый раз, разговаривая с земляками, испытавшими тяготы лихолетья не перестаю удивляться: в какой суете мы сегодня живем, за чем гонимся, о чем думаем. Сами того не понимаем, какие же мы все-таки счастливые: живые, здоровые, сытые, одетые, обутые, есть крыша над головой — чего нам еще от жизни надо?!

Алексей Васильевич Вожжов родился в селе Гнилуши Воронежской области в 1928 году. Многодетная крестьянская семья Вожжовых жила в ужасающей бедности. Местный колхоз влачил жалкое существование… люди бежали из обедневшей деревни кто куда. В основном на юг — говорили, что на Дону — белого хлеба вдоволь. На одном из колхозных собраний председатель махнул рукой на просьбу главы семейства покинуть родные места, мол, идите, куда знаете, отдал паспорта и отпустил на все четыре стороны. Из деревень Воронежской области в те годы было много переселенцев поневоле. Это семикаракорские семьи Горяйновых, Шаталовых, Лобынцевых, Желяевых, Волобуевых, Золотухиных, Рязанцевых…

Вожжов0011

Весной 1935 года пешком, с узелками за плечами и малыми детьми, Вожжовы перебрались в Семикаракорскую станицу, поселились в районе Девятого переулка. Отец с матерью стали работать в колхозе «Парижская коммуна», в 1939-м построили хату, насадили сад, обрабатывали огород, словом, жизнь постепенно налаживалась.

Дети стали ходить в школу. Младшие — в ясли, где ухаживали за ними и кормили неплохо. Работала и медицинская служба, магазин. На трудодни давали более-менее хорошо. Земельный участок у семьи появился, корова. Завели даже свиней и коз…

В довоенное время детвора взрослела быстро. Едва минуло Алексею 12, он уже наравне со взрослыми после уроков работал на току, возил в страду зерно с полей на элеватор, пас колхозных быков, косил сено на лобогрейке, работал коннонарочным, разносил повестки от военкомата, а по весне бегал с местными пацанами в ерики за рыбой. Как пригреет вешнее солнышко и вода пойдет по заливным лугам, вслед за нею — речная рыба – лови — не хочу! Раздолье для станичных ребят. Долго хранилась в семейном архиве да куда-то запропастилась крошечная выцветшая фотография, на которой почти неразличимы стриженные под ноль чумазые загорелые мальчишки…

В июне 1941-го Алексею исполнилось 13. 

— Многое изменилось тем летом. — вспоминает он. — Война все перевернула… Даже дети отчетливо понимали, что прежняя жизнь не вернется. Я вмиг стал старше, потому что на фронт ушел мой отец и старший брат Федор, а мама, бабушка и сестры остались на моем попечении. Это неизгладимое знание о войне осталось со мной на всю жизнь.

Я, конечно, не поднимался в атаку, не был под пулями, меня не расстреливали у вырытой наспех ямы, не убивали родных и друзей на моих глазах… Но я физически ощущал все это… и будь старше лет на пять, пошел бы воевать.

Во время оккупации немцев в станице было немного, одни полицаи, которых даже мы, пацаны, ненавидели.

Одно из самых ярких воспоминаний о войне у Алексея Васильевича об освобождении станицы 2-4 января 1943-го. 

Зима на Дону — слякотная, дорогу размыло и немного подморозило, льдом взялись лужы стоял лед. Накануне прошел слух, что немецкие прихвостни бегут из станицы в сторону Раздор, значит, скоро прибудут наши. Днем по улице Калинина промчалась танкетка. В войсках, как правило, такие применялись в разведывательных подразделениях — броневики «Виллисы». Машина не удержалась на тонком льду и перевернулась между Девятым и Десятым переулками. Народ высыпал на улицу. Чтобы помочь застрявшей машине, подоспел боевой танк «Клим Ворошилов», который и поставил на колеса перевернувшийся броневичок. Жители станицы окружили наших бойцов, подсказали направление на Раздоры, с разведчиками вызвался поехать демобилизованный по ранению старший брат Алексея Федор Вожжов…

С Федором связана еще одна история. Во время войны над станицей несколько раз пролетали фашистские самолеты, бомбили мирные улицы. В один из таких авианалетов снаряд попал в дом на Девятом переулке, погибла мать будущего поэта Бориса Куликова. Бомбами немцы разрушили военный госпиталь, располагавшийся в центре Семикаракорской. Фашисты забавлялись, сбрасывая на мирных жителей дырявые бочки из-под топлива. Хоть урона от них не было, но падая, они издавали страшный вой, повергая в панику население. Один из немецких бомбардировщиков был подбит советскими зенитками, многие видели, как над станицей пронесся горящий самолет и упал где-то в полях за рекой. К месту падения ходили местные жители, среди которых был и Федор Вожжов. Останки летчика тогда захоронили недалеко от самолета. А Федор отыскал остановившиеся часы погибшего. Правда, дальнейшая судьба военного трофея весьма туманна. Предполагали, что их обменяли в голодное время на мешок картошки…

Вожжов0008Весной 45-го в мае на Дону был разгар посевной, голову вверх некогда было поднять. Поля были засорены буркун-травой в человеческий рост. Колхозники торопились посеять яровые, чтобы весь хлеб отправить сражавшимся за Родину.

Весть о том, что пришла долгожданная победа, была ошеломляющей. Дотемна Алексей провел на сеялке, работу нужно было закончить, а уж потом предаваться великой радости!

А уже после войны молодого комсомольца Алексея Вожжова направили в зачет воинской службы работать в угольной промышленности Дона, на шахту имени Ленина, что под Новошахтинском. Там он трудился четыре года, получил в ФЗО профессию, но родные места и семья позвали парня назад. В Семикаракорске жили его старенькие отец с матерью и жена Тося. Колхоз «Парижская коммуна» и тракторная бригада стали на долгие годы местом работы Алексея Вожжова. Он осваивал новые в те годы трактора ДТ-20. Занимался самообразованием, увлекся фотографией. (В семейном архиве и по сей день хранятся два чемодана снимков, сделанных фотоаппаратом ФЭД, стареньким узкопленочным «Комсомольцем» или более «продвинутым» «Зенитом»). Идти учиться по комсомольской линии Алексей постеснялся, считал, что с четырьмя классами образования не стать хорошим студентом.

Вожжов0003

В 1958 году он начал трудовой путь строителя. Вначале работал трактористом Семикаракорского МСО, а затем под руководством известного нашего земляка А.А. Араканцева в составе строительных бригад принимал участие в возведении зданий в городе и районе. Со временем МСО стала одной из лучших строительных организаций в Ростовской области. Среди объектов, которые всегда сдавались в срок и с высоким качеством выполненных работ, — нефтебаза, консервный и сыродельный заводы, здание Госсанэпиднадзора, больничный комплекс, районный Дворец культуры, городские школы №1, №2, №3, детский сад «Золотая рыбка», пожарное депо, учебный корпус и общежитие ПУ-73, жилые дома.

Алексей Васильевич своему любимому делу посвятил всю жизнь. За большие успехи в работе награжден медалями «За трудовую доблесть», юбилейной медалью «За доблестный труд». Имеется у него и знак «Победитель соцсоревнования», звание «Ветеран труда». Общий трудовой стаж – более 45 лет.

Беспокойный дед Лёня, так зовут его родные и друзья, уже много лет на заслуженном отдыхе, его окружает дружное, крепкое семейство: трудолюбивые дети, прекрасные внуки и правнуки. Это ради их светлого будущего он работал и жил.

Проходят годы, все глуше звучат голоса свидетелей событий тех лет. И мы, благодарные потомки, спешим узнать побольше правды о военном лихолетье, о тех, кто пережил и прочувствовал всю глубину горя, выпавшего на долю народа.

Н. ЛОБЫНЦЕВА.

Фото из семейного архива Вожжовых.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий