подписка

НАЙДЕНО МЕСТО ОСНОВАНИЯ СТАНИЦЫ СЕМИКАРАКОРСКОЙ?

6 ноября 2012 | Комментарии к записи НАЙДЕНО МЕСТО ОСНОВАНИЯ СТАНИЦЫ СЕМИКАРАКОРСКОЙ? отключены

Наш земляк, любитель-археолог С.Ф. Токаренко не раз делился с читателями «СВ» своими наблюдениями, маленькими (по его же словам) археологическими сенсациями. Прежде всего это касается бывшей хазарской крепости, так называемого Семикаракорского городища VIII-X веков. Работы по его исследованию ещё далеки от завершения.

К сожалению, московские археологи не работали ныне в нашем районе, видимо, не нашли спонсоров. Зато С.Ф. Токаренко поделился с редакцией «СВ» результатами своих исследований по поводу находки обломков древней керамики на левом берегу Дона возле г. Семикаракорска, примерно в полукилометре ниже очистных сооружений.

-Это место с давних времен называют Поповой косой, — пояснил Сергей Федорович. — На песке, намытом земснарядом, были обнаружены фрагменты древней керамической посуды. Первые такие находки зафиксированы 19 августа 2008 года. Всего обнаружено около двух десятков фрагментов, которые могут быть объединены в одну группу — они схожи по цвету (наружному и в изломе), глиняному тесту, обжигу и т.д.

Поверхность фрагментов очень гладкая по сравнению со «степными» образцами — результат окатанности, то есть воздействия речной воды. Толщина их — около семи миллиметров, черепки достаточно твердые и прочные. Венчики прямосрезанные. Тесто довольно однородное, в большинстве случаев — с небольшой примесью мелкого песка, лишь в одном фрагменте кроме имеются включения шамота ярко-оранжевого цвета, а в другом — мелкие частицы серого цвета. Некоторые мелкие детали складываются в более крупные.

Общий для всех фрагментов показатель — расслаивание черепка, что, видимо, связано с условиями пребывания.

По совокупности показателей (простые формы и венчики, бедный орнамент или его отсутствие, слабый обжиг и т. п.) найденная керамика относится к так называемой срубной культуре позднего бронзового века.

Однако рядом были найдены и несколько обломков ярко-красного цвета керамики салтовской культуры, а также фрагменты сосудов казачьего периода — из светлой глины с геометрическим орнаментом красного и красно-коричневого цвета, исполненным кистевой росписью (железным суриком).

Однако осмотр местности привел к неожиданному выводу — поселения здесь, на левом берегу, не могло быть! Место обнаружения фрагментов керамики чрезвычайно низкое и затапливается донской водой при повышении уровня реки. Все найденные предметы переотложены в ходе хозяйственной деятельности — расчистки судоходного русла Дона, и обнаруживаются только на песке, намытом земснарядом. Но откуда тогда появились найденные обломки древних сосудов?

-Дальнейшее обследование местности показало, что вся керамика «происходит» с противоположного берега Дона и намыта при работах по углублению русла реки, — сказал С.Ф. Токаренко. — На правом берегу Дона (примерно на расстоянии 1,5 км к югу от х. Старой Станицы, на 600 м ниже места впадения Низенького Дона), из обрыва — метров 200-250 вдоль береговой линии — «выходят» на поверхность многочисленные фрагменты керамики прошедших эпох…

Сергей Федорович принес часть своих находок в редакцию «СВ», предложил журналистам лично осмотреть местность на правом берегу Дона. Конечно, добраться туда удобнее было бы на моторной лодке или катере. Вопрос этот помог решить предприниматель А.Д. Токарев — владелец ресторана «Казачья пристань». Александр Дмитриевич много внимания уделяет истории донского края, вот и на этот раз он согласился поучаствовать в экспедиции. По его просьбе транспорт предоставил инспектор патрульной группы Семикаракорского отделения Центра ГИМС В.М. Рудов, который сам и управлял моторной лодкой.

Правый берег Дона в районе бывшего казачьего селения представляет собой высокий и крутой песчаный обрыв, который под воздействием речных вод осыпается, оседает вниз. Береговая линия имеет вид дуги, довольно глубоко вдающейся в сушу. Судоходный фарватер проходит близко, его углубляют землеройными машинами, что усиливает процесс разрушения берега.

На крутых береговых склонах и у самой воды на протяжении 200-250 метров видны обломки керамической посуды и другие свидетельства жизни людей здесь сотни лет тому назад. Сбросив обувь, С.Ф. Токаренко взбирался по крутым песчаным склонам, показывал и передавал вниз все новые и новые находки, немало их лежало прямо под нашими ногами у среза воды За 20-30 минут было собрано несколько десятков фрагментов керамики, окаменевших костей животных со следами от огня и рубящих орудий (возможно, это останки от добытых древними охотниками диких кабанов), обработанные осколки кремня, угольки от костра или очага, проржавевший остаток металлического колечка…

-Да-а, через несколько лет от древнего поселения здесь уже ничего не останется, — вздыхает С.Ф. Токаренко, остальные участники поездки с ним согласны и разделяют тревогу. — Сейчас меньше стало археологических находок, видимо, Дон почти полностью размыл весь поселок.

Это была песчаная возвышенность, что четко видно в разрезе берега, который понижается вверх и вниз вдоль реки. Слои песка разной мощности и окраски — от светло-серого до оранжевого. Над ними — почвенно-растительный слой и слой темного гумуса толщиной у вершины 40-70 сантиметров и большей мощности в других местах. Обратите внимание — археологические находки обнаруживаются в верхних слоях песка и между песком и гумусом, причем в пределах только той части берега, где песчаный горизонт образует возвышенность. Далее от этого места ни фрагменты керамики, ни кости животных и тому подобные находки почти не встречаются. То есть поселение ранее располагалось на этой песчаной возвышенности, а позже она была занесена донными отложениями, землей.

Собранный материал позволяет сделать заключение о наличии многослойного поселения. Наиболее древние находки относятся к так называемой срубной культуре позднего бронзового века, второй слой — к салтовской культуре раннего средневековья, третий, верхний — собственно казачий культурный слой, датируемый концом XVII века. Мощность этого пласта 20-30 сантиметров, расположен он, что видно на срезе берега, между песком и гумусом.

Казачий период представлен более ярко, большим количеством крупных и мелких фрагментов белоглиняной гончарной керамики. Черепок тонкий, шероховатый, цвет — сероватый или желтоватый. Формы сосудов — тарелки, горшки, кувшины разных размеров. Роспись сделана красной или бурой краской, орнамент геометрический — горизонтальные прямые и волнистые, сплошные и прерывистые линии. Вся керамика — не поливная, то есть не глазурованная. Кроме остатков посуды найдены фрагменты печных изразцов.

Что интересно — здесь почти не встречаются металлические предметы прошедших эпох. Видимо, сказывается «агрессивность» почвы по отношению к металлам, особенно к железу, которое быстро окисляется и разлагается. В июле 2009 года было обнаружено 12 небольших серебряных монет — «чешуек» петровского периода (конец XVII-начало XVIII в.в.). Часть монет имеет отверстия, то есть их использовали как украшения. Были найдены также круглые свинцовые пули, бронзовые пряжки. Вот, пожалуй, и все. Так что металлоискатели в работе исследователей оказались практически бесполезными.

Судя по находкам керамики (она типична для других поселений указанных периодов на Дону), песчаная возвышенность являлась одним из самых ранних мест бытования Семикаракорского городка, до поселения казаков на месте нынешней Старой Станицы. Возможно, совпадает с обозначенным на карте российского адмирала К.И. Крюйса — «де штадт Семикаракор» (атлас Дона 1699 г.).

Можно обратиться к известным письменным источникам. В частности, в «Кратком описании станиц Области войска донского» И.М. Сулина говорится, что «вода согнала станицу отсюда, и она переселилась далее по правой же стороне в луг в Попову грядину. Отсюда в 1776 году она перешла на север в Бугры». Песчаная коса на левом берегу, напротив древнего поселения, называется Поповой, и можно предположить, что частично размытая возвышенность на противоположном берегу была «грядиной» с таким же названием.

Н.Г. Фрадкина сообщает, что, по преданию, первое поселение семикаракорцев находилось в урочище Большая (Большая лука). Кстати, оно расположено на расстоянии менее километра к северо-востоку от песчаной гряды Поповой, за речкой Низенький Дон. Пока более древних находок, чем здесь, в других предполагаемых местах основания станицы Семикаракорской не обнаружено…

На обратном пути участники поездки обсуждали вопрос, что же делать — как сохранить обнаруженное место казачьего поселения? Успеть бы изучить этот памятник средневековья и более раннего периода, пока природа и люди не уничтожили последние свидетельства существования казачьего городка.

Сошлись во мнении, что надо, во-первых, поставить памятный знак с плакатом соответствующего содержания. А ещё лучше — высокие поклонные православные кресты с двух сторон бывшего казачьего селения на берегу Дона, и обеспечить наблюдение за порядком. Во-вторых, можно заинтересовать станичное казачье общество, городские власти, а также предпринимателей, которые могли бы, к примеру, организовать туристический маршрут.

В-третьих, хорошо бы привлечь к изучению бывшего казачьего селения ученых-археологов, произвести археологические раскопки оставшейся части селения. Правда, последовали и сомнения: кто будет этим заниматься? Добровольцам-волонтерам или студентам-практикантам надо обеспечить проживание, питание, транспорт. Значит, потребуются определенные финансовые затраты.

А.Д. Токарев настроен скептически, говорит, что надеяться на спонсоров особо не приходится. У него есть собственный горький опыт привлечения неравнодушных людей к созданию памятников донскому атаману, герою Отечественной войны 1812 года М.И. Платову и покорителю Сибири Ермаку. Откликнулись на приглашения принять участие немногие. В итоге с малым числом сторонников памятники готовы и установлены на подворье «Казачьей пристани», имена спонсоров указаны на мемориальной плите.

И все же, как известно, надежда умирает последней. Трудно поверить, что в казачьем краю, в самой станице, а ныне городе Семикаракорске не найдутся люди, которым интересна его история, кто ценит и хранит память о своих предках. Наверное, находка одного из самых ранних мест бытования казачьего селения и в самом деле является маленькой археологической сенсацией. Но это, как бои местного значения на фронте — без них не было бы и общей победы.

Вот так и с самыми малыми археологическими находками — без них не будет целостной, полной картины истории нашего города, жизни казаков в прошедшие века. Разве плохо, если на исторической карте донского края станет одним «белым пятном» меньше?

Н. МИХАЛЕВИЧ.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий