подписка

СРЕДА, ДОСТУПНАЯ НЕ ВСЕМ

18 октября 2012 | Комментарии к записи СРЕДА, ДОСТУПНАЯ НЕ ВСЕМ отключены

Социум

Не все проблемы, с которыми сталкиваются люди с инвалидностью, лежат в плоскости конкретных заболеваний. Многие из них являются следствием несовершенства окружающей среды. Другими словами, инвалидность проявляется не в ограничениях человека, а в его взаимодействии с окружающим миром. Человек становится на сто процентов инвалидом, когда не имеет возможности реализовать свои права и потребности.

Преодоление инвалидности относится к числу масштабных социальных проблем. В настоящий момент инвалид ежедневно сталкивается с такими трудностями, которые практически не позволяют принимать полноценное участие в жизни общества. Возникает необходимость изменить среду, сделать её более комфортной и доступной для людей с ограниченными возможностями. И эту проблему надо решать на государственном уровне.

Доступность среды — понятие многогранное. Это и обеспечение доступа ко всем помещениям квартиры, мебели, элементам бытового оборудования, беспрепятственность перемещений из квартиры, дома наружу и обратно. Это включает и городскую инфраструктуру с возможностью самостоятельной досягаемости инвалидом наиболее нужных объектов быта, культуры, здравоохранения, социального обслуживания.

Важность создания единой доступной среды отражена в Конвенции ООН о правах инвалидов. Кроме того, Конвенция дает широкую практику понятия доступности как необходимой предпосылки для социальной интеграции прав человека: «… важна доступность физического, социального, экономического и культурного окружения, здравоохранения и образования, а также информации и связи, которая позволяет инвалидам в полной мере пользоваться всеми правами человека и основными свободами».

Мелькает на телеэкране социальная реклама: «Люди так не делятся!» Имеется ввиду деление населения на здоровых и инвалидов. Видимо, реклама является частью государственной программы (2011-2015 гг.) «Доступная среда», утверждённой постановлением Правительства РФ от 17.03.2011г. №175. По образцу и подобию государственной приняли и областную, и муниципальную программы (утверждена постановлением главы района №1191 (от 08.07.2011 г.). В ней перечисляются мероприятия, сроки их исполнения, названы также исполнители. Программа определяет основные направления улучшения условий жизни инвалидов, число которых, конечно, меняется. Но в среднем в Семикаракорском районе это число составляет около 4000 человек (в том числе около 200 детей), и в общей численности населения это 7,5-8 процентов. Среди инвалидов, как нам сообщили в ДСЗН, есть особая группа — колясочники, которых тоже около двухсот человек. Только в текущем году в Фонд социального страхования с заявлениями об обеспеченмии их колясками обратились 24 инвалида. Среди них есть молодые люди и дети.

А видите ли вы колясочников на улицах нашего города? Подавляющее большинство горожан скажет «нет». Потому что эти люди действительно не рискуют самостоятельно или даже в сопровождении родственников покидать дом. Причины понятны: не так много у нас широких ровных тротуаров и до них еще надо добраться. Не во всех учреждениях оборудованы специальные пандусы, а там, где они есть, зачастую строились по предписанию прокуратуры, «для галочки», без соблюдения нормативных требований. Нормативы же определены постановлением Госстроя России от 16 июля 2001 г. №73 (СниП 35-01-2001 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения»). В них, в частности, обозначено, что максимальная высота одного марша пандуса не должна превышать 0,8 метра при уклоне не более восьми градусов. При перепаде высот пола на путях движения 0,2 метра и менее допускается увеличивать уклон пандуса до десяти градусов. Имеются такие нормативы для ширины дверных проёмов, покрытий пола и т. д. Но трудно представить, что у нас при строительстве общественных зданий соблюдались и теперь соблюдаются эти нормы. В ДСЗН, например, сетуют на то, что их специалистов никогда не включают в состав комиссии по приёмке новых зданий в эксплуатацию. И уверяют, что все требования доступности соблюдены только в одном здании города — интернате для престарелых и инвалидов, что готовится к сдаче в эксплуатацию.

Как-то мы поинтересовались в одной из аптек, что в центре города , пользуются ли колясочники имеющимся пандусом. Никто из работниц не смог вспомнить ни одного такого покупателя. И мы решили вместе с председателем районной организации Всероссийского общества инвалидов В.А. Антоновым посетить двоих колясочников на дому, без предупреждения — они ведь всегда дома. К Дмитрию А. поднялись на третий этаж, встретила нас его жена. Сам хозяин буквально накинулся на гостей с разговорами о политике, о прошлой «советской» жизни на производстве, о новых научных открытиях и всякой другой всячине. Сразу стало понятно, что человеку не хватает общения! Лишившись ног, он уже четыре года сидит на своём этаже, слушает радио и мечтает спуститься во двор. Когда возникает необходимость подлечиться в больничном стационаре, его, считай на руках, вместе с коляской спускает вниз худенький 18-летний внук. Хотелось деду хотя бы облегчить участь внука, и он решил добиться разрешения устроить на лестничной клетке что-то типа рельса для своей коляски. Обратился в общество инвалидов за помощью, потом вместе обратились к городским властям. А до этого, как и положено, испросили согласия всех жильцов подъезда. И те не только не возразили, а даже обрадовались: по этим рельсам можно и детские коляски без особых усилий на этажи поднимать. Но сбыться этому было не суждено. Оборудовать «рельсу» (это мог быть простой деревянный уголок по краям лестницы) не разрешили — угол не тот. А разве «тот» угол, скажем, на пандусе, что стоит на высоких крутых ступенях районной поликлиники? Любому, видевшему этот пандус, понятно, что самостоятельно колясочник по нему подняться никогда не сможет.

Посмотрев пандусы в нескольких наших общественных зданиях, мы визуально определили, что уклон только одного из них (на здании МФЦ) приближается к норме. Так вот, Дмитрий (к ужасу своих домашних) мечтает пожить в новом доме-интернате. Именно потому, что там для инвалидов будут все условия (два специальных лифта, например) для передвижения и, значит, для общения. И это сделает окружающую среду более доступной.

Пока искали по адресу второго колясочника, вспоминали, что приходилось читать об условиях жизни инвалидов за рубежом. Владимир Алексеевич привёл пример о Швеции. Там, если, допустим, магазин не одноэтажный, то у входа обязательно есть кнопка вызова продавца. Кнопкой пользуются инвалиды-колясочники, к которым спускается работник магазина и выносит требуемые образцы товара.

Молодого колясочника Александра Л. (ему слегка за сорок) мы, естественно, тоже застали дома: вместе с парализованной матерью он сидел во дворе и, как уже несколько лет подряд, смотрел на пруд рыбколхоза, где работал последние восемь лет до пенсии. У этого человека есть ноги, но они его не слушаются. И, к несчастью, в результате производственной травмы он также лишился кистей рук.. Понятно, что двое этих людей, взятых в плен физическими недугами, не в состоянии себя обслуживать. В последнюю зиму, чтобы они не замерзли, социальная работница перевозила Александра и его маму в свой дом. Сейчас эта работница уволилась, как будут зимовать инвалиды в следующий раз — неизвестно. В нескольких метрах от дома, прямо по двору, идёт труба газопровода. Но тепло, которое она могла бы принести в дом этих инвалидов, им недоступно. Поэтому заводить с Александром разговор собственно о доступной среде было как-то неудобно.

И всё же мы решились, предложили помечтать. Дело в том, что дом Александра стоит на неасфальтированной окраинной улице. На дороге рытвины да ухабы, тротуаров, конечно, тут и в помине нет. Значит, выехать на инвалидной коляске за пределы двора практически невозможно. «Хотелось бы вам, чтобы за вашим двором была ровная дорога, по которой на коляске вы могли бы доехать до магазина, аптеки, Дома культуры…?» Александр посмотрел на нас как на ненормальных. Он уже ни на что не жалуется, ничего не просит и… ни во что не верит. Общается только с телевизором (мать почти лишена речи). Несколько раз он повторил одну и ту же фразу: «Главное, чтоб у людей на столе всегда были сыр и рыба». С первого раза мы не поняли иронии. Оказывается, до рыбколхоза он работал на сыродельном заводе. Интересно, помнят ли в этих коллективах своего, скажем по-старому, товарища, попавшего в беду?

С тяжелым сердцем покидали мы этот дом. Сталкиваясь с такими случаями, честно говоря, невозможно поверить, что это в обозримом будущем возможно — «повысить» уровень и качество жизни инвалидов», а тем более, как записано в программе, «повысить социальную активность, преодолеть самоизоляцию инвалидов и добиться на этой основе формирования позитивного отношения жителей к инвалидам..» Да, может быть, и есть такие, кто «ушел в болезнь» и склонен к самоизоляции. Но это далеко не все!

Большинство людей с ограниченными физически ми возможностями мечтают самореализоваться, учиться или работать в меру своих возможностей. Кто должен им в этом помочь? Руководитель Семикаракорского Бюро медико-социальной экспертизы М.В. Минченко рассказывает: «Взаимодействие нашего Бюро с районным Центром занятости помогает в поисках работы для инвалидов, и в последнее время этот процесс стал более активным. А взаимодействие со специальными учебными заведениями помогает молодым инвалидам получить профессию и в дальнейшем трудоустроиться». В 2012 году в районный Центр занятости обратились 24 инвалида, часть из них была трудоустроена, 15 человек до настоящего времени остаются на учете.

Что касается доступной среды. В этом смысле М.В. Минченко также отмечает некоторые положительные тенденции. Например, совместная работа МСЭ с районным департаментом соцзащиты способствует быстрому оформлению прав инвалидов на льготы; обращает внимание на то, что организации, работающие с населением, все чаще стали располагаться в одноэтажных зданиях или на первых этажах и недалеко от остановок общественного транспорта; отметила также факт появления пандусов и новой асфальтированной аллеи на проспекте Закруткина.

До недавнего времени труднодоступным для инвалидов было даже само здание по проспекту Закруткина, где Бюро медико-социальной экспертизы арендует помещение. Там площадку перед входом во время дождя так заливало водой, что появлявшаяся огромная лужа становилась непреодолимым препятствием не только для колясочников. Вот, к примеру, ещё в июне А.А. Романова из Задоно-Кагальницкой писала в книге жалоб: «Через лужу у двери не могли перенести моего больного неходячего мужа, да и в узком полутемном коридоре там не протолкнуться…» Чтобы освидетельствовать этого больного, врачам комиссии пришлось покинуть свои кабинеты и выйти к стоящей на обочине машине, где и находился пациент. «Привёз сына-колясочника на экспертизу в Семикаракорское бюро МСЭ, — пишет гр. Прокофьев. — Коляску еле-еле затащили в коридор, по которому двигаться на ней очень трудно. Кроме того, в здании нет туалета для больных, нет питьевой воды. А ведь в нём находятся еще и частная поликлиника, кабинет общественной организации инвалидов и другие так называемые «офисы».

Бюро медико-социальной экспертизы — учреждение государственное и помещение для своей работы арендует. В стесненных условиях, где невозможно полноценно соблюдать принятые для таких учреждений государственные стандарты, бюро находится давно. (Федеральный центр пока не может обеспечить свои подразделения собственными зданиями). Правда, в этом году должно поступить из Москвы немного средств на ремонт окон. Но это капля в море, если учесть, что стена именно того кабинета, где располагаются врачи этого бюро, дала внушительную трещину. Не исключено, что из-за того, что к стене крепятся железные ворота, через которые к складам магазина «Арсенал» ездят огромные груженные товаром фуры. Но это к слову.

— Мы официально обратились к городским властям за помощью в благоустройстве подхода к зданию, — продолжает М.В. Минченко.

— И администрация откликнулась. Теперь ко входной двери ведет довольно широкая асфальтированная дорожка, а рядом с ней обустроена водопоглощающая клумба. Надеемся, что осенние дожди успешно проведут испытание этого объекта.

В 2006 году была принята вышеупомянутая международная Конвенция о правах инвалидов. В мае нынешнего года законом российской федерации №46-ФЗ она ратифицирована. На этом документе базируются все остальные федеральные программы для инвалидов. Но, как видим, документ на бумаге — это одно, а реальная жизнь несколько иное.

Принципиально новой идеологией должно проникнуться буквально все общество, чтобы можно было успешно решать проблемы инвалидов. Ведь если равные права как бы даются людям от рождения, то равные возможности — это результат взаимодействия всех систем цивилизованного социального государства. Многие, наверное, обратили внимание, как наши телерепортеры вели передачи из Лондона, где недавно проходили Паралимпийские игры. Они уделяют большое внимание показу не только самих соревнований, но и этой самой безбарьерной среды английской столицы, которая может служить мировым образцом. Как быстро, ловко, абсолютно без проблем передвигаются по Лондону колясочники! Ведь там все создано для их удобства, включая специальный транспорт. И, как подчеркивают корреспонденты, улицы, тротуары, магазины и автобусы оборудовали вовсе не в плане подготовки к олимпиаде! Такое отношение к инвалидам складывалось здесь десятилетиями. Вот когда наши Дмитрий А . и Александр Л. почувствуют к себе такое же отношение государства, продекларированные положения принятых программ можно будет считать выполненными.

Т.КУЛИНИЧ.


Комментарии

Комментарии закрыты.

Имя (обязательно)

Email (обязательно)

Ваш комментарий